Почему даже в самый урожайный год сахар не дешевеет

«Белгородские известия» проследили путь местного сахара от свекловичного поля до прилавка.

В регионе заканчивают собирать сахарную свёклу. По статистике на 29 октября, заводы произвели 237 тысяч тонн сахара. Раньше в области работали 11 сахарных заводов, теперь осталось шесть, но на общем объёме продукта это сокращение не отразилось, поскольку оставшиеся предприятия нарастили мощности.

По количеству и цене

Нынешний год для России оказался на редкость сладким: в сентябре получено 1,2 млрд тонн сахара, в октябре – 1,4 млрд. Таких показателей страна ещё не видела. Эксперты Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР ) объясняют это ростом посевных площадей, увеличением урожайности сахарной свёклы и главное – её сахаристости, а также относительно благоприятной погодой в вегетационный период и во время уборки. Кроме того, в нынешнем году запустили два ранее простаивающих завода в Краснодарском крае и Курской области, а существующие заводы значительно модернизировали свои производственные линии.

На конечной цене сахара этот успех, увы, не отразился. По данным сайта «Ценомер», где отслеживаются цены на продукты в России, за последние три месяца сахар подорожал на 2,5 % и в октябре в среднем по России стоил 51 рубль за кг, в Белгородской области – 50–56 рублей за кг. Российский сахар, полученный на российских заводах из российской свёклы, совсем не дешевеет в урожайный год. Переработчики объясняют это тем, что, кроме российской свёклы, своего в производстве мало: семена, сеялки, уборочная техника – всё импортное, да и на заводах обновлённое оборудование приходит из-за рубежа. К этому добавляется жёсткая привязка к ценам на сахар на мировых биржах.

Продолжатели Харитоненко

Все вместе сахзаводы Белгородской области могут перерабатывать почти 26 тыс. тонн корнеплодов в сутки. Получится больше 4 млн тонн свёклы. В прошлом году произвели 3,7 млн тонн.

Как рассказал начальник отдела биологизации земледелия департамента АПК Белгородской области Александр Поддубный, среднее значение сахаристости свёклы по области от начала уборочной кампании составляет 18,3 %, в прошлом году она была на уровне 18,4 %.

Из работающих белгородских сахзаводов самые высокие мощности у предприятий в Чернянке и Валуйках – 5,2 тыс. тонн. Дмитротарановский завод перерабатывает по 4,2 тыс. тонн, волоконовская «Ника» – 4,9 тыс. тонн. Самые скромные показатели у «Большевика» в Грайворонском районе и «Краснояружского сахарника» – 3 тыс. тонн свёклы в сутки. Самый же мощный российский завод находится в Краснодарском крае – 11 тыс. тонн свёклы в сутки.

Впервые сахарное производство в Красной Яруге организовал в 1873 году российский сахарозаводчик, миллионер-меценат Иван Харитоненко – купец Сумской первой гильдии, крупнейший поставщик сахара в Москву и Петербург. Предприятие проработало до начала Великой Отечественной. В 1941 году его сожгли, а оборудование эвакуировали на восток. Восстанавливали завод уже после войны – в 1948 году. На пустыре вручную копали фундаменты под здания, работы не прекратили и зимой, хотя для рабочих не было ни жилья, ни столовой. Люди грелись во времянках и даже в ёмкостях оборудования – диффузорах. Через год, в 1949-м, предприятие выдало первую продукцию. Тогда завод перерабатывал 1,2 тыс. тонн сахарной свёклы в сутки, выпуская больше 120 тонн рафинированного сахара. Сейчас при мощности 3 тыс. тонн свёклы в сутки здесь вырабатывают до 500 тонн сахара. С 2003 года предприятие входит в состав холдинга «Продимекс», который работает на сахарном рынке России с 1992 года и имеет в своей структуре 22 завода.

Для Красной Яруги с населением 7 тыс. человек сахарный завод – предприятие стратегическое, в сезон тут 400 рабочих мест, а когда выпускали ещё и рафинад, коллектив состоял из тысячи работников.

Линия фронта

На площадке приёмки свёклы «Краснояружского сахарника» длинный хвост из КамАЗов. Они терпеливо ожидают очереди, чтобы сгрузить урожай в высокие бурты и рвануть за следующей партией. Сезон здесь длится всего 100–120 дней в году – с августа по ноябрь – и уже вышел на финишную прямую: фермеры в авральном режиме докапывают свёклу, чтобы до заморозков сдать её на завод, переложив на него и заботу о сохранении корнеплодов от морозов. Переработчики же в ускоренном режиме принимают сырьё, определяя, какое пойдёт в первую очередь, а какое может подождать. Поэтому работа кипит в круглосуточном режиме. Буртозакладочная машина, выпущенная на Украине в середине 1980-х, с шумом формирует бурты.

«В этом году дигестия хорошая, – говорит заместитель директора ООО «Краснояружский сахарник» Валерий Нелепа и показывает на монитор датчика, на котором высвечиваются приятные глазу переработчика 19,55 %. – Это означает, что из 100 кг свёклы мы получим примерно 16,5-17,0 кг сахара. Базовая дигестия – 16,5%. Это отправная точка для большинства заводов. Если дигестия выше, то мы принимаем её с повышенным коэффициентом, если ниже ГОСТа, то свёкла считается некондиционной».
Второй важный параметр при приёмке – загрязнённость, на которую тоже есть свои параметры, и если они превышены, свеклосдатчик может потерять до 20 % стоимости сырья.

В этом сезоне некондиционной свёклы нет, для завода это хорошо, поскольку отказать свеклосдатчику при наличии заключённых в начале сезона контрактах почти нереально.

«Отношения «свеклосдатчик – переработчик» в Европе строятся на взаимной ответственности: свекловоды сдают урожай по строгому расписанию. У нас как линия фронта, – говорит исполнительный директор «Краснояружского сахарника» Игорь Стрекалов. – Интересы заводов мало кого волнуют: «Я копаю, пока погода позволяет, а ты принимай как хочешь!» Последние годы мы переходим на заключение договоров перед началом сезона и на этом этапе примерно знаем, сколько примем сырья. С началом уборочной планы корректируются, и в зависимости от урожайности строятся графики переработки. Но в октябре, когда свёкла убирается в режиме форсаж, все графики летят и все риски по потерям ложатся на завод».

Несладкая жизнь

Чтобы снизить потери, переработчики ставят более мощное оборудование, но модернизация для сахзаводов – тема болезненная. В России оборудование не делают, а импортное очень дорогое. Раньше всё было завязано на Украине, где располагались 192 сахзавода из 376 имеющихся в Союзе. Там была серьёзная научная и технологическая база по отрасли, масштабные площади посевов. При строительстве сахзаводов на территории Белгородской области этот фактор тоже учитывался – свёклу привозили и из сопредельной республики. Поэтому при допустимой зоне свеклосеяния для каждого завода 120 км между предприятиями в Красной Яруге, Грайвороне, Ивне расстояние не больше половины нормы.

Теперь у соседей осталось не больше 40 заводов, а российские переработчики если и модернизируют производство, то за счёт европейской техники.

«Стоимость завода составляет один миллиард рублей на тысячу тонн переработки, – приводит цифры Игорь Стрекалов. – Получается, чтобы построить новый сахзавод на 3 тыс. тонн свёклы в сутки, нужно 3 млрд рублей, на 10 тыс. тонн, соответственно, 10 млрд рублей. И это расчёт ещё до курсового скачка. Те же прессы, которые мы покупали несколько лет назад, обошлись нам в 12–14 млн рублей. А в прошлом году планировали купить центрифугу, она стоит 9 млн рублей без установки, но после известных событий отказались пока от этой идеи».
По его словам, хорошо помогла отрасли господдержка. За последнее десятилетие свекловоды обновили технику, перешли на высокопродуктивные семена и технологии, и в результате урожайность выросла в три раза – до 700 и более центнеров с гектара.

Меньше – не хуже

Но тут не так важно количество, как качество. Переориентация с количественных показателей, как это было при СССР, на качественные прописана в концепции развития отрасли до 2020 года. Если тогда считали валовой сбор свёклы с гектара, то сейчас всё больше – сколько сахара получено от гектара.

Белгородская область в первой десятке по площадям посевов: в прошлом году сахарной свёклой засеяли 68 тыс. гектаров, в этом – 66 тыс. Сахарная свёкла – культура высокорисковая и затратная, хотя при правильном уходе и очень выгодная. Не все хозяйства могут выдержать необходимые условия, поэтому площади год от года меняются.

«К примеру, в 2010 году была засуха, и свёклы было очень мало, цены на неё взлетели, поэтому в 2011 году её сажали массово и свёклы было больше, чем могли переработать предприятия. Хранить свёклу до января-февраля заводам не выгодно, поэтому они просто отказывали фермерам, и на следующий год многие отказались от её выращивания, – продолжает Игорь Стрекалов. – Поэтому большинство холдингов идут по пути независимости, стараясь чтобы 60-70 % сырья выращивалось на собственных землях».

Показателен в этом отношении холдинг «Русагро», владеющий тремя заводами в Белгородской области: из общей площади посевов больше половины – его доля. Завод же в Красной Яруге своих площадей и вовсе не имеет.

«В данный момент наращивать производительность нам нет смысла, – говорит Валерий Нелепа. – Сырьевая база у нас ограничена, когда была доступна Украина, работали и с украинскими свекловодами, а сейчас работаем по договорам, в основном возим из Курской области».
Пока мы разговариваем, в цехах переработки свёкла моется, режется и поступает в дифузорный аппарат, способный одновременно вместить 400 тонн свекличной соломки. Полтора часа она будет находиться в непрерывном движении при разных температурах, за это время из свёклы выделят сахар. Сироп пройдёт на дефетосатурацию в огромные закрытые ёмкости. В них он «созреет» в сахар и, пройдя сложный путь фильтрации и очистки, на выходе вывалится сладкими порциями по 50 кг в мешки, которые работницы застрочат и отправят на склад. Вместе с такой же продукцией других заводов краснояружский сахар из курской свёклы поступит в торговые дома в Москве, Тамбове и других городах. Потребитель увидит его на прилавке уже обезличенным: «Расфасовано в ООО ...» по 50-56 рублей за кило.

Другие материалы по теме "Сахарная свекла":

Рекордное производство сахара в РФ в сентябре-2015

Инвестор в 2016г. запустит 2 простаивающих сахарных завода на Кубани

«Продимекс» инвестирует 2 млрд рублей в инфраструктурный проект

 

Реклама

Возможно, вам это будет интересно