Реклама

«Перетекание» посевов: масличные остаются в тренде

Источник: Поле.РФ

Ужесточение регулирования экспорта масличных культур и продуктов их переработки с одной стороны, и логистические проблемы – с другой, «подъедают» доходы сельхозпроизводителей. Но несмотря на это, маслосегмент будет оставаться магнитом для аграриев, считают участники рынка и эксперты, – маржинальность здесь по-прежнему выше, чем в зерновом секторе.

Снова рекорд?

В прошлом году был собран рекордный урожай трех основных масличных – 23,2 млн тонн, причем пиковые показатели достигнуты и по подсолнечнику, и по рапсу, и по сое – 15,6 млн тонн, 2,8 млн тонн и 4,8 млн тонн соответственно. Производство льна составило 1,3 млн тонн, подсчитала аналитическая компания «ПроЗерно».

 3456452345237347

Исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев отмечает, что в последние несколько лет в России наблюдается устойчивый рост урожая подсолнечника, сои, рапса и льна-кудряша. По его оценкам, в сравнении с 2018-м, к 2021 году объемы производства этих масличных в зависимости от конкретной культуры увеличились от 15% до 100%. «В текущем году запланировано увеличение посевных площадей под масличными еще на 10% к прошлому году. Это во многом связано с благоприятной ценовой конъюнктурой и ростом мирового спроса на растительные масла», – добавляет Михаил Мальцев.

Урожай основных масличных будет высоким и в этом году, полагает гендиректор компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко. По его прогнозам, по подсолнечнику он может составить 15 млн тонн, а по рапсу и сое снова возможны рекордные валовые сборы. Производство льна, по прогнозам «ПроЗерна», в этом году будет не ниже прошлого года, а, возможно, и превысит этот показатель, считает эксперт.

 094758739843472345234

В начале посевной были опасения сокращения площадей под подсолнечником из-за дефицита семян, значительная часть которых поставляется из-за рубежа, в том числе из недружественных стран. Директор поволжского агрохолдинга «Зерно Жизни» Андрей Зорин отмечает, что в этом сезоне у предприятия были проблемы с поставками семян подсолнечника. «Кое-что из законтрактованного и авансированного получить все же удалось, но примерно пятой части необходимого объема гибридов пришлось искать замену», – замечает он. По словам Андрея Зорина, сейчас примерно 20% всего посевного материала «не является оптимальным». Тем не менее, в компании сохранили запланированные площади под масличными – агрохолдинг традиционно использует шестипольный «ноутилльный» севооборот и не отступает от него. Все масличные в этом году на предприятии будут посеяны по плану – по 20,5 тыс. га льна и подсолнечника.

Как по маслу

Последние годы роль российского сектора переработки семян масличных как рынка сбыта растет, во многом в силу регулирования.

На экспорт подсолнечника с 1 июля прошлого года и до 31 августа 2022 года действует пошлина в 50%, которая фактически является запретительной. Также в этот период действуют пошлины на вывоз сои и рапса – 20% и 30% соответственно. В результате экспорт семян подсолнечника в 2021 году, по информации аналитического сервиса SeaNews, упал на 90%, до 92 тыс. тонн, рапса – на 35% меньше, до 408 тыс. тонн. Только экспорт сои в 2021 года вырос на 5,7% по сравнению с предыдущим годом, до 1,27 млн тонн.

5983475897894534

Более того, на фоне роста мировых цен правительство РФ ввело новые ограничения – временно запретило вывоз подсолнечника и рапса с 1 апреля по 31 августа текущего года за пределы ЕАЭС. С такими ценами вывоз масличных мог бы возобновиться, несмотря на пошлины, поясняет аналитик рынка масличных Института конъюнктуры аграрного рынка ИКАР Вадим Семикин. Ограничено также число пунктов пропуска для экспорта из России соевых бобов и шрота, чтобы поддержать животноводов внутри страны.

47987293848921352

Михаил Мальцев считает, что запрет на экспорт подсолнечника и рапса и введение пошлины на лен – это факторы, которые позитивно влияют на развитие переработки масличных. «Для государства выгодно и эффективно развивать любое направление переработки и экспортировать готовую продукцию, от чего оно получает несопоставимо большие отчисления в бюджет, чем просто от продажи сырья. Значит, и объемы переработанной продукции будут только расти», – поясняет он.

В завершающемся сезоне, замечает Владимир Петриченко, несмотря на рост урожая подсолнечника (по данным Росстата, почти на 18%, до 15,7 млн тонн), его переработка отстает от предыдущего сезона. По данным Масложирового союза, в 2021 году объем переработки подсолнечника сократился на 15,5% – до 12 млн тонн. Объем переработки сои в 2021 остался на уровне 3,7 млн тонн, льна – снизилось на 2%, до 88 тыс. тонн, но вырос объем переработки рапса – на 11%, до 1,7 млн тонн. Экспорт продукции масложировой отрасли тем не менее за год вырос в денежном выражении в 1,5 раза на фоне роста цен.

 2734758939485793453

Запрет на экспорт подсолнечника «не будет снят, пока не будет достаточно сырья для заполнения наших мощностей по переработке», заявила на зерновом форуме в июне первый замминистра сельского хозяйства Оксана Лут. По ее словам, «никогда Россия не была так сильна по подсолнечному маслу с точки зрения экспорта», и этот сезон будет «еще более прорывным».

Интерес сохранится

Несмотря на регулирование экспорта, масличные продолжат оставаться интересными для аграриев, считает Владимир Петриченко. «На экспорт зерновых продолжают действовать большие пошлины. Вывоз масличных тоже облагается пошлинами, однако рентабельность их производства, по ожиданиям самих сельхозпроизводителей, все равно будет выше, чем зерновых», – говорит он.

Михаил Мальцев напоминает, что ценообразование на масличные культуры формируется исходя из экспортных цен на продукты их переработки – масло и шрот. «Масличные являются самыми высокомаржинальными в севообороте сельхозпроизводителей, с доходностью до 300%. Масложировая отрасль фактически является сервисом, обеспечивающим продукцией внутренний и внешний рынок, транслируя всю выручку на уровень аграриев, оставляя себе минимальную маржинальностью в несколько процентов», – добавляет он. Эксперт уверен, что высокий спрос на растительные масла обеспечивает аграриям гарантированный сбыт масличных по очень хорошей цене даже с учетом пошлины.

«Поэтому сельхозпроизводители наращивали и будут наращивать объем производства масличных культур», – отмечает он. Руководитель союза добавляет, что у всех продуктов переработки масличных отличный экспортный потенциал. Сейчас на мировом рынке очень востребованы все растительные масла и шроты, различные жиры и продукты более глубокой переработки. «Наблюдается устойчивый интерес к продуктам на основе растительных белков – растительное мясо, молоко, и т.д., растет объем их потребления. Как раз шрот является сырьем для выделения растительного белка с целью дальнейшего производства пищевых продуктов», – добавляет эксперт.

Лен попал под жернова

Ограничения не обошли стороной и лен, в связи с чем в марте-апреле текущего года он экспортировался рекордными темпами. По данным «ПроЗерно», в марте текущего года было вывезено на внешние рынки 130 тыс. тонн этой культуры, а в апреле – 232 тыс. тонн против 51 тыс. тонн и 44 тыс. тонн за эти же месяцы годом ранее соответственно. Это может быть связано с тем, что экспортеры пытались успеть отгрузить максимальное количество льна до 1 мая – того момента, когда он стал облагаться экспортной пошлиной в 20%, но не менее 100 долларов за тонну, отмечает Владимир Петриченко. Ограничения будут пока действовать до 31 августа текущего года. Экспортный потенциал льна эксперт в текущем сезоне оценивает примерно в 1 млн тонн, однако пошлина может помешать реализовать его в полной мере.

7985347598345234

Но пока пошлины на экспорт льна негативно отразились на бизнесе, говорят участники рынка. «Все, что производилось в стране, уходило за рубеж, и наша страна всегда была в числе лидеров по экспорту этой культуры. Однако из-за мировой политической ситуации примерно 7 тыс. тонн льна урожая прошлого года, по сути, "зависли" на наших элеваторах, а на подходе новый урожай, который мы ожидаем на уровне не менее 20 тыс. тонн», – говорит Андрей Зорин. Есть еще один крупный мировой потребитель льна – Китай. Но доступ на этот рынок для самарского предприятия осложнен из-за логистических особенностей.

Пошлина на экспорт масличного льна, как поясняла недавно Оксана Лут, введена для предотвращения «перетекания» площадей с других масличных культур. «В 2020 году собрали 800 тыс. масличного льна, в 2021 году - 1,3 млн тонн. За счет чего? Я структуру посевных площадей смотрю. Не просто нашли землю и посеяли там лен. Их просто забрали из-под других масличных культур, – сказала она (цитата по «Интерфаксу». – Это говорит о том, что структура (посевных площадей – прим.) "перетекает", потому что на лен нет пошлины, а по всем остальным масличным пошлина есть».

Более того, отмечают участники рынка, в новом сезоне под масличные могут продолжить «переходить» площади из-под пшеницы, доходность которой еще более придавлена пошлинами и неопределенностью экспорта.

Возможно, вам это будет интересно