Российские торговцы зерном не могут достучаться до Поднебесной

Источник: ФедералПресс

Одной из основных тем на состоявшейся в Белокурихе 10-й Зимней зерновой конференции, куда прибыли более 30 экспертов и 200 участников, стала тема иностранных рынков. На конференции, которая зарекомендовала себя как ведущая экспертная площадка для формирования стратегий развития предприятий зерновой отрасли России, в частности, активно обсуждались проблемы, связанные с необходимостью продавать в другие страны излишки зерна, полученного после хороших урожаев.

Обсуждались также перспективы юго-восточного вектора российской зерновой торговли. На совместной специальной сессии продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций (ФАО) отдельным вопросом обсуждали темы выхода на рынок Китая. Однако после серии докладов о состоянии китайской экономики и перспектив российско-китайского сотрудничества, большинство экспертов пришли в выводы, что возможностей открытия своего бизнеса в этой стране не очень много.

«В России говорят, что если каждый китаец выпьет по стакану молока, – заявил генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько, – то у всей России – или у какой-то другой счастливой страны – будет работа». Вопрос известного российского эксперта в области конъюнктуры продовольственного рынка был адресован профессору Не Фэнъин, являющуюся заместителем генерального директора Центра по международным сельскохозяйственным исследованиям Китайской академии сельхознаук. Российский специалист интересовался, насколько может вырасти среднедушевое потребление мяса и молока в Китае. «Вопрос в том, а выпьют ли все китайцы этот стакан молока?» – спросил Дмитрий Рылько.

Китайский профессор заверил, что больших надежд на это сегодня возлагать не стоит: «Потребление мяса будет расти, но не такими темпами, чтобы вся Россия могла на это работать, – сообщила профессор Не Фэнъин. – Китайцы исторически не потребляют молочные продукты, такие как сыр, но пьют молоко и йогурты. Но импортируют не само молоко, а сухое молоко из Новой Зеландии».

Перед этим вопросом профессор Не Фэнъин выступила с докладом, где представила ситуацию с производством и потреблением продуктов питания в Китае рассмотрела. Ее доклад был посвящен зерновому рынку Китая, производству и торговле. Эксперт остановилась на вопросах продовольственной безопасности Китая, а также на тех проблемах и вызовах времени, с которыми сталкивается страна. «Китай – одна из самых больших стран по производству и потреблению зерна в мире, – напомнила заместитель генерального директора Центра по международным сельскохозяйственным исследованиям Китайской академии сельхознаук. – Там производится четверть зерна в мире, страна снабжает пятую часть населения, хотя использует десятую часть пахотных земель».

В 2015 году производительность риса, пшеницы, выросла в 1,7 раза. В 2016 году урожайность составила 54 центнера с га, а рентабельность производства 68,2 процента. Китай все меньше экспортирует, практически все зерновые переходят на импорт, остается только очень маленький экспорт риса. Но вместе с тем, у китайской экономики есть проблемы и вызовы. Первая из них – нехватка рабочей силы в сельском хозяйстве. «Сельское население на селе – старики, женщины и дети, – сообщила профессор Не Фэнъин. – Уровень грамотности низкий, средний возраст на селе 55 лет, 274 млн сельхозрабочих мигранты , доходит до 70-80 процентов».

Еще одна проблема – чрезмерное внесение удобрений. Уровень пестицидов выше мирового, удобрений вносится в 3,7 раза больше чем в мире. Производство растет, но велики и потери. Больше всего зерна – до 40 процентов от общего объема потерь – теряют фермеры. Также потери происходят при транспортировке, обработке и потреблении.

Профессор констатировала, что в Китае очень много людей живут в бедности. «К 2020 году мы должны придти к пониманию, как много бедных в Китае, – отметила Не Фэнъин. – Количество бедных будет уменьшаться, потребление мяса будет расти. Но нужно больше и зерновых культур». Она отмечает, что потребление в Китае растет, а ресурсы – нет. Площади обрабатываемой земли уменьшаются из-за урбанизации и индустриализации, а качество земли не так хорошо, как раньше. Кроме того, сельскому хозяйству Китая не хватает воды.

По словам президента Союза зернопереработчиков Казахстана Евгения Гана, ситуация может измениться, если каждый китаец начнет есть по маленькой булочке хлеба. «Но предпосылок к этому пока нет. Думаю, на ближайшие 10 лет Китай – неперспективное направление для нашего импорта, – отметил эксперт. – Сегодня основные импортеры пшеницы в Китай – США, Канада, Австралия. Немного Казахстан. Совсем мизерная доля у России и Украины на двоих. При том, что Украина дальше нас от Китая».

«Наши представления о Китае остаются на уровне представлений пяти и десятилетней давности, – отметил в своем докладе профессор, руководитель Школы востоковедения НИУ-ВШЭ Алексей Маслов. – Считается, что Китай будет развиваться как сейчас, без стрессов. Но Китай сейчас в стрессе».

По словам эксперта, в России живут большими иллюзиями относительно китайского рынка. Существует целый комплекс проблем, который не был виден до тех пор, пока Россия не попыталась серьезно заняться взаимодействием с Китаем. «Сегодня рост ВВП в Китае замедляется, – отметил Алексей Маслов. – Для того, чтобы избежать падения по потреблению, им нужно держаться на уровне 6 процентов роста ВВП.

В Китае заметно выросла средняя ежемесячная зарплата, которая составляет сейчас более тысячи долларов. «Но надо учитывать, что сервисные услуги растут, а производственные уменьшаются, – считает Маслов. – В Китае был перегрев экономики. Там ежемесячно происходит более 20 выступлений крестьян из-за низких закупочных цен. Но поднять цены государство не может, так как тогда у них в экономике все поползет».

Кроме того, как полагает эксперт, драйверы роста исчерпались, упал экспорт, уменьшились внешние инвестиции, стал дороже рынок кредитов, вырос внутренний долг. «Поэтому не надо очаровываться графиками роста Китая, – заявил Алексей Маслов. – Темпы роста ВВП в Китае снижаются, номинальная и реальная зарплата также снижаются».

Резюмируя свое выступление, Алексей Маслов отметил, что при очень резко возросшей стоимости операционных расходов, неустойчивости китайского рынка, пребывание на китайском рынке не очень выгодно. «Китай резко изменился, – заявил эксперт. – Это не значит, что он обрушится. Но система ведения бизнеса изменилась. Вполне вероятно, имеет смысл продвигаться дальше, в другие страны Юго-Восточной Азии».

Впрочем, большинство экспертов с руководителем Школы востоковедения НИУ-ВШЭ не спорила. «Не вижу серьезного потенциала для входа на этот рынок, – отметила экономист отдела торговли и рынков, продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций Наталья Меркушева. – Китай намерен не покупать, а продавать. Например, правительство Китая собирается избавляться от нереально высоких запасов кукурузы.

В то же время она заметила, что есть потенциально интересные рынки. «Много пшеницы потреблять и закупать извне стала Индонезия, – заявила Наталья Меркушева. – Индонезия и Вьетнам нацелены развивать внутренние рынки, и относятся к числу стабильных импортеров от сезона к сезону».