В оставшиеся месяцы 2016/17 МГ добиться рекордов в экспорте российского зерна уже не удастся - эксперт

В оставшиеся месяцы 2016/17 МГ добиться рекордов в экспорте российского зерна уже не удастся - эксперт

Источник: АПК-Информ Александр Прядко
Игорь Павенский

Интервью: Игорь Павенский

заместитель директора департамента стратегического маркетинга ЗАО «Русагротранс»

Одним из главных разочарований сезона-2016/17 для российского зернового рынка можно считать неоправдавшиеся в полной мере надежды относительно существенного увеличения объемов отгрузок зерна на внешние рынки. Это можно считать практически свершившимся фактом уже сегодня, за 4 месяца до конца 2016/17 МГ. Что послужило основными причинами подобного развития ситуации и какими еще особенностями характеризуется текущий сезон для российского экспортного зернового рынка, любезно согласился проанализировать заместитель директора департамента стратегического маркетинга ЗАО «Русагротранс» Игорь Павенский.

- Игорь Сергеевич, прежде всего, попрошу Вас оценить, каких результатов Россия достигла за первые 8 месяцев 2016/17 МГ в экспорте зерна и насколько они совпали с Вашими предварительными ожиданиями?

- Согласно нашим данным, с июля 2016 г. по февраль 2017 г., которые рассчитаны на основе таможенных данных и подходов судов, на экспорт будет отправлено около 25 млн. тонн российского зерна. Таким образом, отставание от графика прошлого сезона, после январского, самого высокого с января 2010 г. месяца по экспорту (2,39 млн. тонн), вновь увеличится: за аналогичный период 2015/16 МГ было вывезено 26,18 млн. тонн. Экспорт пшеницы также начнет отставать от прошлого сезона и составит около 19,24 млн. тонн против 19,58 млн. тонн в июле-феврале 2015/16 МГ.

То есть можно уже сейчас констатировать, что лишь в двух месяцах текущего сельхозгода из восьми экспорт зерна из России превысил показатели прошлого сезона. Это был ноябрь 2016 г., когда имело место снижение курса рубля, и январь 2017 г., в котором вывозилась часть зерна, запланированная к экспорту еще в декабре, но неотгруженная из-за штормовой погоды. И если в прошлом сезоне экспорт с декабря по апрель поддерживался существенным падением курса рубля, то сейчас имеет место обратная ситуация, и на рекорды в весенние месяцы надеяться не приходится.

В феврале ситуация усугубилась еще и крайне неблагоприятными погодными условиями в первой половине месяца в южных портах, что приведет к вывозу не более 1,8-2 млн. тонн против 2,75 млн. тонн год назад. В марте основным драйвером зернового экспорта выступает лишь Египет, закупивший сразу 710 тыс. тонн российской пшеницы, по остальному же рынку активность продаж на фоне резкого укрепления рубля была недостаточна для того, чтобы превысить рекорд марта 2016 г., когда было вывезено 2,77 млн. тонн зерна. Сейчас мы прогнозируем экспорт в марте в пределах 2,5-2,6 млн. тонн. При этом цена на базисе FOB на февраль-март прошлого года была существенно ниже – около 180 USD/т против 190 USD/т сейчас. Этот рост нивелировал курс рубля, который тогда составлял 75-80 руб/USD, а сейчас укрепился до 56-58 руб/USD.

В августе-сентябре 2016 г. я предполагал, что, даже несмотря на более низкие темпы экспорта в начале сезона, мы все же сможем поставить на мировые рынки по итогам сезона хотя бы 37 млн. тонн зерна (без учета муки и зернобобовых), в т.ч. 28 млн. тонн пшеницы. Однако складывающаяся ситуация привела к тому, что в январе этот прогноз был понижен до 36 млн. тонн, а к настоящему времени – до 35,1 млн. тонн, включая около 27 млн. тонн пшеницы. Отсутствие весомых объемов экспорта в феврале-марте 2017 г. означает, что в последующие месяцы 2016/17 МГ уже не удастся существенно выправить ситуацию ввиду объективного снижения спроса со стороны основных стран-импортеров зерна перед новым урожаем. Кроме того, если в прошлом сезоне поставки кукурузы нарастали, то в этом они, наоборот, падают, а вывоз ячменя дошел до крайне незначительных величин.

Понятно, что значительный вклад в сложившуюся ситуацию также внесли такие факторы, как достаточность мощностей для хранения в хозяйствах, финансовая устойчивость российских сельхозпроизводителей, а также крайне низкая доля и объем пшеницы 3 класса в урожае 2016 г.

- Изменилась ли география поставок в текущем сезоне, и как это повлияло на рейтинг стран-получателей российского зерна?

- В принципе, традиционные покупатели российского зерна остались прежними, хотя по итогам июля-января мы отстаем в поставках в Египет (1 место) и Турцию (2) на 17,8% и 20,5% соответственно, в Иран (4 место) – на 20,7%, в Саудовскую Аравию (6) – более чем в 2 раза. Небольшой прирост есть по Азербайджану (5) – 3,8% и Нигерии (7) – 11,8%. Если говорить о ситуации с отгрузками в Египет и Турцию, то снижение поставок связано в том числе с девальвационными процессами, имевшими место в этих странах. При этом полагаю, что за счет февраля и марта отставание в поставках в Египет, скорее всего, будет компенсировано. Иран по понятным причинам в текущем МГ импортирует меньше из-за действия пошлины на ввоз пшеницы. Саудовская Аравия ввезла существенно меньше ячменя из России ввиду снижения его предложения на российском внутреннем рынке и проблем с качеством (натура).

В то же время, в тройку ТОП-покупателей буквально ворвался Бангладеш (3 место), который в текущем сезоне импортировал из России более чем в 2 раза больше пшеницы, чем годом ранее. При этом страна активно покупала достаточно дешевую на внутреннем рынке пшеницу с протеином 11,5, относящуюся к пшенице 4 класса весьма среднего качества. Была даже информация о поставках в Бангладеш пророщенной пшеницы для потребления в сфере аквакультуры.

- Еще одним относительно новым направлением поставок российского зерна в текущем сельхозгоду являются страны Юго-Восточной Азии и Черной Африки. Чем обусловлен интерес России к активизации поставок в указанные регионы?

- Что касается региона Ближнего Востока, а также стран Северной, Центральной и Южной Африки, то здесь отмечу вполне логичное по известным причинам и довольно существенное увеличение отгрузок российского зерна в такие традиционно «французские» страны, как Марокко – в 7 раз, до 634 тыс. тонн и Алжир – 1,6 раза, до 203 тыс. тонн. Также резко возросли поставки в Ливан – в 1,9 раза, до 781 тыс. тонн.

Несмотря на проблемы с качеством растут поставки российского зерна в Израиль, который за первые 7 месяцев сезона нарастил закупки почти на 50% – до 460 тыс. тонн.

Из стран, нарастивших в 2016/17 МГ импорт российской пшеницы, стоит отметить Сенегал – рост в 6,6 раза и Индонезию – в 1,3 раза.

Рост экспорта кукурузы, осуществлявшийся в осенние месяцы рекордными темпами за счет высокой ценовой конкурентоспособности российской зерновой, был обусловлен появлением среди стран-импортеров Японии и Вьетнама, а также продолжения наращивания объемов отгрузок в Южную Корею и Голландию.

- В последние годы в некоторых странах указанных регионов усложнились политические и экономические условия для ведения торговли. Насколько это влияет на выбор российскими трейдерами страны-покупателя и стратегию участия в тендерах на поставки зерна?

- Я думаю, что в этом сезоне российский зерновой экспортный рынок как раз показал достаточно высокую степень адаптивности под складывающуюся ситуацию с качеством, ценами, валютными курсами. Также следует признать, что во многом на новые рынки удалось выйти благодаря крайне оперативной работе Россельхознадзора по согласованию требований и необходимых документов к поставляемым на экспорт пшенице, ячменю, кукурузе.

- Изменилась ли с учетом выхода на новые рынки логистика российского зернового экспорта?

- С точки зрения логистики, в условиях относительно низких для последних лет экспортных цен, отсутствия адекватного проседания цен на внутреннем рынке и, как следствие, низкой маржи экспортеров, в летние и осенние месяцы удалось существенно увеличить перевалку по малым портам, в основном за счет рекордных объемов рейдовой перевалки. Однако из-за ухудшения погодных условий зимой экспорт через это направление все же снизился на 1,5% и составил в июле-январе 7,4 млн. тонн против 7,5 млн. тонн за аналогичный период сезоном ранее.

В конечном счете, за счет активного вывоза в ноябре-декабре рост отгрузок относительно прошлого сезона наблюдается по Новороссийску – с 6,8 до 7,4 млн. тонн (+ 9%), есть небольшой прирост по портам Каспия – на 2%, несмотря на общее снижение поставок зерна в Иран. По остальным направлениям, включая Туапсе, Тамань, порты Прибалтики, Калининград, экспорт в той или иной степени снизился.

- Многие аналитики в настоящее время выражают серьезные опасения относительно чрезмерно высоких переходящих остатков зерна по итогам сезона, которые могут оказать существенное давление на рынок и, прежде всего, на цены. Насколько Вы согласны с данным мнением?

- Результатом отставания в экспорте от прошлого сезона, несмотря на рекордный урожай пшеницы, безусловно, станет формирование крайне высоких запасов зерна. Данная ситуация, как мне кажется, приведет и к росту потерь за счет существенного увеличения объема фуражного и пророщенного зерна, а также наличия «приписанного» зерна, в особенности пшеницы и ячменя. Поэтому если изначально указанные потери оценивались нами в 2-3 млн. тонн, то сейчас, я думаю, оценку уже можно повысить до 4-5 млн. тонн. То, что хранилось на складах, предназначенных для временного нахождения зерна, на полях в рукавах, может «не дожить» до реализации в условиях потепления, паводков, роста влажности и, как следствие, появления болезней и насекомых.

Тем не менее, даже с учетом роста потерь объем запасов к концу сезона на свободном рынке (в интервенционном фонде, по нашим расчетам, будет около 3,8 млн. тонн с учетом поставок по межправительственным соглашениями и гуманитарной линии) составит крайне значительную цифру – 15,7 млн. тонн, что будет являться рекордом для постсоветской России.

- И в завершение нашей беседы могли бы Вы уже сейчас оценить возможные позиции российского зерна на старте 2017/18 МГ?

- Прежде всего, отмечу значительную вероятность того, что часть сформированных рекордных запасов российского зерна, в особенности пшеницы, будет отправлена на экспорт уже в новом сезоне. В результате в июле-августе т.г. вывоз зерновой может резко возрасти.

Если же в общих чертах оценить возможное развитие ситуации до конца сезона-2017/18, то, полагаю, что в случае сохранения текущей ситуации с курсом рубля и благоприятных прогнозов на новый урожай, снижение цен на зерно, которое уже началось не только в центральных регионах, но и на юге России, продолжится и значительно усилится.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно