Реклама

Приключения аграриев Татарстана в 2021 году

Источник: БизнесONLINE

«Горячий» 2021-й сделал все, чтобы переплюнуть 2010-й, и у него это почти получилось: засуха «съела» половину урожая. Дополнительным неприятным сюрпризом для аграриев стал необузданный рост цен на минеральные удобрения, ГСМ, семена. О том, какие еще испытания и тревоги переживали аграрии Татарстана в 2021 году, — в материале БизнесOnLine.

Шах и мат от природы

«Каждую весну я сажусь с природой играть в шахматы. И каждый раз я ей ставлю шах, а она мне — мат», — говаривал известный селекционер, новатор сельского хозяйства СССР Терентий Мальцев. Цитировать его любил в бытность свою министром сельского хозяйства РТ Марат Ахметов.

И вроде бы все фигуры расставлены по полю верно: бьет копытом верный «конь» — новейшая (ну или отремонтированная) сельскохозяйственная техника, заняли свои законные места «ферзи» — минеральные удобрения, умело рассыпаны по пашне «пешки» — высокоурожайные семена. Так все и было в начале 2021 года — еще в начале июня министр сельского хозяйства РТ Марат Зяббаров бодро рапортовал, что все в порядке, состояние посевов хорошее и, судя по всему, ждет республику очередной ударный сельскохозяйственный год и богатый каравай свежего хлеба.

Садись мы писать этот материал еще в начале лета, вполне возможно, что главными трендами в мире АПК республики мы бы выбрали немного скучную для пера цифровизацию. Но тут в республику приходит гениальный гроссмейстер, условный Гарри Каспаров (или Магнус Карлсен, если хотите) и разбивает все ваши «сицилианские защиты», ставя безжалостный шах и мат. И зовут этого «шахматиста» природа.

Прожорливое чудовище засуха, и глазом не моргнув, проглотило 28 млрд рублей — в такую сумму оценивают недополученную аграриями выручку. Мало кто из крестьян в прошлом году может похвастать прибылью. Не до жиру. Хуже всего тем, кому по осени необходимо было принести «дары» другому «божеству» — банкам.

Но сельхозтоваропроизводители Татарстана достойно выдержали этот удар. По сумме накопленных температур, как подсчитали синоптики, лето-2021 оказалось даже более жарким, чем 2010-й, и таким же засушливым — практически все районы РТ за лето и капельки воды не увидели на своих полях. Режим ЧС был объявлен на территории всей республики.

Результат в виде собранного в амбарах зерна, конечно, оказался другим. Если в 2010-м республика получила всего 670 тыс. т зерна, то в 2021 году — 2,3 млн т, почти в 3,5 раза больше. Современная техника и технологии, профессиональный подход к земледелию, безусловно, дали и будут давать свои плоды.

Цены на продукты и удобрения дали жару

Но тут заставляет задуматься другое. Почему под одним и тем же раскаленным небом «Агросила», например, убрала зерно с урожайностью зерновых 18,2 ц/га, а «Красный Восток Агро» — только с 10,6 ц/га? Некоторые аграрии намекали нам, что дело, может быть, в приписках, районные власти якобы склоняли их несколько сгладить негативный исход засухи, хотя бы на бумаге… Но это, конечно же, только предположение.

Беда не приходит одна — на фоне засухи злостным сорняком поросли цены на минеральные удобрения. В 2 раза и более подорожали аммиачная селитра и другие необходимые препараты. Аукнулся аграриям газовый кризис в Европе. На фоне дорожающего российского газа и «зеленения» общественных настроений в Старом Свете фабрики по производству удобрений начали закрываться, а цены на химикаты, соответственно, пошли резко вверх. И без того непросто было сельчанам накапливать эти «хотя бы 70 килограммов действующего вещества на гектар», о которых их ежегодно просит и министр, и президент. А как все купишь, когда выручки от зерна, что называется, кот наплакал, так еще и цены скакнули?

И ведь не только удобрения «пустились в пляс». ГСМ, техника, упаковка — все кругом дорожает. «Вишенкой на торте» оказалось введение молочной маркировки. В начале прошлого года молочники побуянили было, повозмущались, но к концу поутихли, смирились. Не хочется, конечно, платить по 50 копеек за каждую пачку молока, но президент РТ прямо дал понять: нравится, не нравится, выбора все равно нет. 1 декабря в силу вступили правила для молочки со сроком хранения до 40 дней (а это самые большие объемы самой низкомаржинальной продукции), татарстанские производители сопроводили этот факт красноречивым молчанием.

Ясно, что все эти факторы не могли бесконечно двигать к нулю «бегунок» рентабельности предприятий АПК. Как результат — взрывной рост цен практически на все важные для человека продукты питания. Особенно сильно подорожали овощи (здесь еще аукнулся летний дефицит моркови и свеклы на фоне неурожая), немало скакнули в цене сахар, подсолнечное масло, кусаются цены и на мясную продукцию. Государство пыталось в пожарном порядке закручивать производителям гайки, беря с них клятву о неповышении цен и ограничении экспорта. Сами аграрии дивятся такими топорным мерам: ведь ежу понятно — как ни затыкай пробку, если процесс брожения внутри пошел, сосуд все равно взорвется. Пока же государство в виде эдакого незадачливого алхимика пытается «стравливать газы», запуская программы по закупкам в интервенционный фонд. Но долго ли еще выдержат стенки сосуда?

АЧС — у порога, птичий грипп хозяйничает вовсю

Тем временем сгущаются грозовые тучи над животноводами республики. Плотным кольцом обступила Татарстан африканская чума свиней, пробует пробить санитарные бастионы. Грозным ударом прозвучала весть о вспышке АЧС на предприятии «Мираторга» в Белгородской области. В Татарстане, к счастью, пока слышны только отголоски. Геном АЧС пробрался в республику в готовой мясной продукции, поступившей из Чувашии и Мордовии: в ноябре 786 кг зараженной колбасы было изъято из магазинов и сожжено. Ситуацию с АЧС называют самой серьезной в стране за последние несколько лет. Тем временем в России стали расти цены на свинину.

Куда больше жертв в республике собрал птичий грипп. Не успел Ильнур Мадьяров получить 100 млн компенсации за своих сожженных еще в 2020 году индеек, как в республику пожаловала новая беда. На этот раз зараза обрушилась на перепелководческое хозяйство в Тукаевском районе — на КФХ Эдуарда Фролова пришлось сжечь 50 тыс. птичьих голов. Позже изъять и сжечь всех домашних пернатых было решено в трех селах Тукаевского района. Меры жесткие, да, но необходимые. Ведь всего-то в 20–30 км от КФХ Фролова находится одна из ферм фабрики «Челны-Бройлер». Очень не хотелось бы, чтобы она повторила судьбу крупной Боровской птицефабрики, что в Тюменской области, которая за раз лишилась более 4 млн кур.

Несмотря на общий негативный экономический фон, аграрии держатся. Говорят: еще один такой год они не переживут, но пока — на морально-волевых — ползут в новый сельскохозяйственный год.

В остальном — затишье. Ни вам крупных сделок, ни новых эпических банкротств. Единственное, тлеет лучина арбитражного разбирательства вокруг бывших сельскохозяйственных активов Ильшата Тукаева — Тимашевской птицефабрики и еще парочки его бугульминских предприятий.

Айдар Галяутдинов из компании «Август-Агро» «собирает камни» — выкупает бывшие земли лопнувших агрохолдингов, сам становясь заметной фигурой на сельскохозяйственном поле республики. Немец Штефан Дюрр все строит и строит, но никак не достроит мегаферму «Эконивы» в Бугульминском районе. Новый срок сдачи — вторая половина 2022 года. И дети некогда великих — Адель Хайруллин, Минтимер Мингазов, Марат Каримов, — подобравши отцовское знамя, собирают в кулак разбредшееся родовое стадо, готовя основу для собственных (надеемся) великих побед.

Возможно, вам это будет интересно