Источник: Сибкрай
Загремели под фанфары: рукотворный коллапс на сибирском рынке зерна

Загремели под фанфары: рукотворный коллапс на сибирском рынке зерна

Чем может обернуться кризис на аграрном рынке Сибири для власти в ближайшем будущем? Ничем иным, кроме как серьёзными проблемами для социальной обстановки в регионе в преддверии выборов.

На фоне помпезных речей минсельхозовских чиновников об очередных рекордах урожая и экспорта полностью игнорируется и замалчивается катастрофическая ситуация на зерновом рынке Сибири. Цены на зерно в регионе давно рухнули ниже себестоимости и продолжают падать в среднем на 4 процента в неделю, а многочисленные обещания федералов о помощи в вывозе излишков сибирского зерна в порты Юга России и на Дальний Восток на поверку остаются только обещаниями.

28 сентября министр сельского хозяйства Александр ТКАЧЁВ на заседании Правительства в очередной раз заявил о скором запуске механизма субсидий на перевозку зерна с Урала и Сибири на Юг России, который поможет ликвидировать «сибирский зерновой затор» и оживить рынок в нашем регионе. На дворе середина октября – а никаких реальных подвижек в этом вопросе по-прежнему нет.

Но, пожалуй, главным символом беспомощности и непрофессионализма ответственных лиц, отвечающих за аграрную сферу, стала вопиющая ситуация с интервенционным зерном в Сибири.

Вот уже несколько месяцев Минсельхоз России и оператор интервенционного фонда «Объединённая зерновая компания» не могут определиться насчёт судьбы этого зерна, которое фактически уже стало бесхозным. Сегодня на элеваторах Сибирского федерального округа лежит порядка полутора миллионов тонн зерна интервенционного фонда, в том числе более 400 тысяч тонн в Новосибирской области. Настоящей головной болью для руководителей элеваторов стала многомесячная задолженность ОЗК за хранимое зерно. Например, в НСО долг составляет 125 миллионов рублей, в Алтайском крае – 65 миллионов, красноярским хранителям ОЗК задолжало уже 150 миллионов рублей. Многие элеваторы и ХПП, не получая от ОЗК средств за хранение этого зерна, не смогли нормально подготовиться к приёму урожая 2017 года.

В результате к осенней уборочной некоторые предприятия подошли не только без дополнительных ёмкостей хранения, крайне необходимых, но и без нормально подготовленных текущих мощностей. Да ещё и элеваторы вынуждены тратить собственные средства на хранение государственного зерна: они несут ответственность за его сохранность и товарные характеристики.

Это беспрецедентная ситуация: элеваторы Сибири заполнены никому, похоже, не нужным интервенционным фондом, и не могут принимать, сушить и подрабатывать в должном объёме зерно нового урожая от аграриев. Многочисленные письма и обращения руководителей сибирских элеваторов «наверх», вплоть до президента Путина, ничего не изменили: зерно и ныне там, а денег за хранение как не было, так и нет.

Минувшим летом Департамент регулирования рынков АПК Минсельхоза России пару раз озвучивал какие-то невнятные планы насчёт каких-то «гуманитарных поставок», с помощью которых власти собирались избавиться от части «интервенции». Но и эти планы остались даже не на бумаге, а в воздухе. Кроме того, большинство сибирских аграриев и трейдеров говорят, что нынешняя неприглядная ситуация с интервенционным зерном прогнозировалась ещё в прошлом году: государство закупало зерно урожая 15 и 16 годов в интервенционный фонд по ценам выше рыночных, и заложило таким образом под себя финансовую мину замедленного действия.

В итоге сегодня, если пустить это зерно на продажу, властям придётся официально зафиксировать убытки. А зафиксировать убытки – это окончательно обвалить рынок.

Ещё весной сибирские зерновики предлагали Минсельхозу и ОЗК спасительную меру: выдать самим хранителям интервенционное зерно в виде льготного товарного кредита. Это позволило бы, во-первых, временно разгрузить и подготовить наши мощности для нормальной приёмки урожая-2017, а во-вторых, дало бы возможность обновить интервенционный фонд: мы бы вернули через определённое время в свои ёмкости уже совершенно новое зерно. Но эту инициативу элеваторщиков чиновники встретили, мягко говоря, прохладно: сибирякам ясно дали понять, что, дескать, в Москве не глупее вас сидят, лучше знают.

Итак, никому не нужное интервенционное зерно пылится на складах, а государство сознательно – или, что ещё хуже, бессознательно – спровоцировало абсолютно патовую ситуацию, которая очень негативно повлияла и на подготовку к уборочной кампании, и на весь зерновой рынок региона, и на настроения самих аграриев.

При этом нужно отметить, что сам механизм государственных интервенционных закупок очень важен для Сибири: сегодня, в условиях полной отрезанности региона от внешних рынков, интервенционный фонд является для сибирских аграриев единственным эффективным способом регулирования ценовой ситуации. Кроме того, для государства интервенционное зерно – это не обуза, а дополнительный оперативный резерв на случай каких-либо ЧС. Проблема состоит в том, что вот уже несколько лет механизм интервенций попросту перестал эффективно работать: смысл интервенций именно в оперативности реакции государства на ценовые скачки в Сибири. Но этой оперативности и грамотной реакции на складывающуюся ситуацию от государства как раз и не видно.

Что касается перспектив экспорта излишков зерна из регионов Сибири, то они пока также весьма туманны.

Светлыми обещаниями, «стратегическими планами» и «рамочными соглашениями» аграрии накормлены до отвала, но реальных решений – и реального масштабного экспорта зерна – пока не наблюдается. 15 сентября Правительство РФ опубликовало Постановление № 1104, в котором расписаны правила субсидирования перевозок сельхозпродукции до границ России в Забайкалье и Бурятии. Озвучиваются и планы насчёт того, как 3 миллиона тонн сибирского зерна в ближайшее время чуть ли не бесплатно поедет по железной дороге в Новороссийск, Азов и другие порты Юга России. Однако сами аграрии и зерноторговцы оценивают эти заявления чиновников крайне скептически.

Планы экспорта зерна из Сибири по-прежнему вдребезги разбиваются о три вечные преграды: слабая транспортно-перевалочная инфраструктура, высокие ж/д тарифы и дефицит вагонного парка.

Кроме того, например, в случае с Китаем дальше переговоров и бесчисленных «протоколов о намерениях» дело пока не движется. Восточный сосед не торопится закупать в России ни зерно, ни муку, ни другую сельхозпродукцию, несмотря на декларации. Кстати, в упомянутом уже Постановлении №1104 зерно вообще не входит в перечень продукции, на которую выдаётся субсидия на перевозку до границы.

Из продукции растениеводства будет субсидироваться перевозка льна и рапса, которые сибирские аграрии и так довольно успешно отгружают потребителям как в Европе, так и в Азии – это продукт, в отличие от зерна, востребованный и при нынешних ценах на рынке рентабельный. То есть получается, что власть и сама не верит в реальные перспективы восточного направления зернового экспорта. Кроме того, согласно документу, субсидироваться будут лишь перевозки в контейнерах. Но сегодня контейнеры на платформах на железной дороге практически не используются для перевозки зерна. А если учесть стоимость доставки этих контейнеров до элеваторов в сибирской глубинке и обратно на станции, то такие перевозки автоматически становятся «золотыми».

Итак, всерьёз рассматривать эту предложенную властями «поддержку» сибирским зерновикам просто невозможно.

И ещё один момент: при нынешних годовых объёмах производства – от 12 до 15 миллионов тонн – Западная Сибирь в состоянии направлять на экспорт от 1 до 3 миллионов тонн зерна. При этом планируемый новый Дальневосточный зерновой терминал в Зарубино Приморского края, как заявляют представители Объёдинённой зерновой компании, через несколько лет будет иметь мощность перевалки до 10 миллионов, а затем и до 30 миллионов тонн зерна. Спрашивается, зачем такие мощности при таких, прямо скажем, скромных производственных возможностях сибирских сельхозпроизводителей?

Инвесторы проекта, группа «Сумма», говорят об этом достаточно откровенно: терминал будет рассчитан в основном на перевалку китайского зерна из северных провинций Поднебесной в другие страны Юго-Восточной Азии. Именно это направление будет в приоритете. Получается, что единственным реальным направлением вывоза сибирского зерна на сегодня является Новороссийск и порты Азовского моря. И здесь ключевым фактором является наличие и стоимость аренды вагонов-зерновозов.

Огромный общероссийский урожай нынешнего года предсказуемо создал острейший дефицит вагонного парка на всей территории Сибири: частные владельцы вагонов предпочитают работать в буквальном и переносном смысле на более хлебном рынке Европейской России. Там и основная масса зерна, и небольшие расстояния, гарантирующие высокую оборачиваемость вагонов. И Сибирь с её оборотом вагонов в 25, а то и 30 дней, этому бизнесу совершенно не интересна. По словам сибирских зернотрейдеров, сделать заявку на вагоны-зерновозы на более-менее близкие сроки сегодня практически нереально: в лучшем случае вагоны обещают поставить в ноябре, а то и в декабре. Существенно выросли и тарифы за аренду вагона – сразу на 500-800 рублей. Как рассказал вашему покорному слуге представитель одной из крупных зерновых компаний, пожелавший остаться анонимным, в начале октября по всей Западной Сибири курсировало от силы три-четыре сотни вагонов для перевозки зерна. Для сравнения, в 2016 году в это же время в сибирском регионе находилось порядка нескольких тысяч вагонов.

Также на ситуацию повлияла затеянная в прошлом году государством кампания по обновлению вагонного парка. С 1 января 2016 г. правительство запретило эксплуатировать вагоны, срок службы которых истекает после 1 января. До 2020 года из всех зерновозов на рынке около трети подлежит списанию Но серьёзного увеличения производства вагонов в России так и не произошло. В итоге вагонный парк резко сократился, что ещё более усугубило ситуацию с железнодорожными перевозками сельхозпродукции по всей стране. То есть случился очередной запланированный «выстрел в ногу». И даже если произойдёт это чудо, что государство сдержит своё обещание и действительно выделит сибирским аграриям хорошую субсидию на экспортный железнодорожный тариф – как оно собирается решать проблему вагонов? Нет ответа. А на календаре – октябрь месяц.

Кстати, о тарифах. В прошлом году вывезти зерно из Новосибирской области до Новороссийска стоило около 3,5 тысяч рублей за тонну. В нынешнем году к этой цифре можно смело прибавлять ещё тысячу. Вопрос в том, как будет интерпретироваться чиновниками понятие «провозной платы» и «аренды вагонов», все ли расходы будут поддерживаться в этой обещанной субсидии? И на этот вопрос пока также нет ответа.

"Пробить пробку": как оживить рынок

Итак, очевидно, что почти все нынешние проблемы и беды сибирских производителей зерна были прогнозируемы заранее. Эти проблемы, давайте будем откровенны, рукотворны. Что мешало власти заранее подготовиться к осеннему зерновому ажиотажу, давно предсказанному рекордному урожаю, и, увы, традиционному ценовому обвалу в Сибири и принять упреждающие меры? Вопрос, похоже, риторический. Но сегодня, прямо сейчас, требуются экстренные управленческие решения, которые хотя бы отчасти оживили бы сибирский зерновой рынок, укрепили бы экономику хозяйств, избавили бы сельчан, рядовых сельхозпроизводителей, от уныния и ощущения творящейся несправедливости, ощущения, что их опять обманули.

От власти требуется хотя бы сейчас продемонстрировать действительно ГОСУДАРСТВЕННЫЙ подход к сибирской сельскохозяйственной отрасли. Во-первых, нужна реальная комплексная господдержка вывоза зерна на Юг России. В неё должна входить и субсидия на ж/д перевозку, полностью компенсирующая провозную плату, и соглашение с крупнейшими компаниями-владельцами вагонов о конкретных лимитах вагонного парка, на которые могут рассчитывать сибиряки в ближайшие два-три месяца. И зернотрейдеры Сибири, которые платят экспортный ж/д тариф, должны получать полную компенсацию расходов на провозную плату .

Исходя из текущей рыночной ситуации «на порту», при нормальной подаче вагонов, скидка должна быть не менее 1500 рублей за тонну, что примерно составляет величину стоимости провозной платы . Во-вторых, нужно стимулирование закупок сибирского зерна крупными экспортёрами Юга России, которые выступили бы в этих сделках как трейдеры.

Две эти меры серьёзно оживили бы весь зерновой и сельскохозяйственный рынок Сибири. Активизировались бы закупки зерна у аграриев, и, соответственно, пошли бы вверх цены. В любом другом случае аграрная отрасль сибирского региона вновь скатывается к кризисной ситуации, «мёртвому» зерновому рынку – и негативному сценарию развития на следующие несколько лет. Есть риск, что множество хозяйств Сибири по итогам нынешнего года надолго, если не навсегда, уйдут от производства пшеницы и других зерновых культур. Что закономерно приведёт к очередной ценовой истерии, росту цен на продукты питания и прочим негативным последствиям.

Вообще, успешное разруливание «сибирского зернового затора» существенно может повлиять на рейтинги власти в регионе. Ведь самочувствие сельскохозяйственной отрасли в глубинке – это настроения самых широких слоёв населения. Жителей сёл и райцентров, которые пойдут в марте на выборы. Настроения рядовых работников сельского хозяйства, позиция которых формируется и собственным карманом, и мнением их руководителей – директоров сельхозпредприятий. И грамотные оперативные управленческие решения по реанимации отрасли дадут сельчанам сигнал, что федеральная власть реально заинтересована в здоровой экономической и социальной обстановке в сибирских регионах. И это будет куда эффективнее праздничных лозунгов о рекордах урожая и экспорта.

P.S. Любопытно, что сразу несколько влиятельных сибирских зерновиков в разговоре с вашим корреспондентом вспомнили показательный случай, произошедший в 2007 году, при министре Гордееве. Тогда по итогам переговоров президентов России и Монголии в эту страну было отправлено около 100 тысяч тонн сибирской пшеницы. Для согласования конкретных вопросов в Министерстве сельского хозяйства состоялось ОДНО совещание, на котором за три с половиной часа были решены ВСЕ вопросы по подвижному составу, ж/д тарифам, таможне, фитосанитарным документам, выделению зерна, срокам поставки, назначению конкретных ответственных лиц и т.д. Вышло одно постановление тогдашнего вице-премьера Зубкова, и вся цепочка работала как часы.

На днях президент Владимир ПУТИН публично отчитал вице-премьера ДВОРКОВИЧА, отвечающего, в том числе, и за аграрный сектор. Глава государства предположил, что, может быть, господин Дворкович сильно загружен работой? Это, пожалуй, самый интересный вопрос, на который сельскохозяйственная Сибирь ждёт ответа...

Реклама

Возможно, вам это будет интересно