Реклама
Никола Грушкова: «Экспорт чешского продовольствия в Россию растет, несмотря на эмбарго»

Никола Грушкова: «Экспорт чешского продовольствия в Россию растет, несмотря на эмбарго»

Источник: Барбора Панкова, ИноСМИ.RU
Никола Грушкова

Интервью: Никола Грушкова

Чешский аграрный дипломат

Чешский аграрный экспорт в Россию растет уже несколько лет подряд. В прошлом году рост составил 14 % по сравнению с предыдущим. «Россия пока не планирует ограничивать экспорт и импорт продовольствия, а также сельскохозяйственной продукции больше, чем сейчас», — говорит чешский аграрный дипломат в России Никола Грушкова.

Она также опровергает предположения, которые высказываются в последние дни о том, что по прошествии почти шести лет может быть снято эмбарго на импорт мяса, молока, а также мясной и молочной продукции в РФ.

— Какой репутацией пользуется чешская продукция в России?
— Россияне помнят чешскую продукцию еще со времен Чехословакии и не только продовольственную, но и машиностроительную и другую. Наше производство они считают гарантией качества за разумную цену.

— А что для них «самое» чешское, с чем они нас ассоциируют?
— Когда речь заходит о Чешской Республике, то первым делом вспоминают, конечно, чешское пиво. Кстати, пиво уже давно занимает первые места в экспортных наименованиях наряду с кормами для животных и инкубационными яйцами. В 2018 году экспорт пива вырос по сравнению с предыдущим годом более чем на 50% и в прошлом году держался на том же уровне.

— Тогда почему появляются подделки, как в случае «Жатецки Гус»?
— Россияне считают чешское пиво отменным, поэтому кое-кто пытается воспользоваться для рекламы его добрым именем. Иногда его варят без чешских ингредиентов и технологий, так скажем «по-своему», и все равно называют такой продукт чешским. Однако некоторые применяют чешские технологии и сырье, а также сотрудничают с чешскими пивоварами.

— Привлекают ли россияне чешских пивоваров для запуска своих пивных производств?
— Да, почти в каждом регионе России найдется какой-нибудь пивоваренный завод, который чехи построили или для которого поставили оборудование. Есть интерес и к чешским пивоварам, у которых хотят перенимать опыт.

— Как вы боретесь с этим нечешским «чешским пивом»? С этим вообще можно что-то сделать?
— Мы проводим мероприятия, например, такие как фестиваль «Пенная Чехия», чтобы донести до потребителей, что настоящее чешское пиво варят только в Чешской Республике. Уже состоялись два сезона фестиваля, во время которого в ресторанах и барах Москвы предлагали расширенный ассортимент чешских пивных марок.

— После введения российского эмбарго на импорт молочной и мясной продукции из Европейского Союза в интернете появились фотографии копий европейских брендов. Коснулось ли это также чешской продукции?
— Цепочки поставок были прерваны, что, разумеется, привело к отсутствию некоторых продуктов на рынке, пока российские продавцы не нашли новых партнеров, у которых могли бы закупаться. Что касается подделок, то мне неизвестно о каких-либо случаях фальсификации чешской продукции в России.

— Но на витринах на Дорогомиловском рынке лежит сыр «Президент» и напиток «Актимель».
— Некоторые европейские компании адаптировались к ситуации и перенесли производство на территорию России. Продукцию, которая прежде экспортировали, они начали производить на месте. «Президент» и «Актимель» делают в России.

— Но на рынке я узнала, что запрет можно обойти, поменяв коды.
— Думаю, что это невозможно в случае молочной продукции, на весь ассортимент которой распространяется запрет. Тогда молочную продукцию пришлось бы продавать, как что-то другое, но не знаю.

— А такое возможно?
— Что касается молочной продукции, то мне трудно это представить. Возможен вариант, когда головку сыра привозят в другую стразу, разрезают и фасуют в другую упаковку. Что касается мясной продукции, то санкции распространяются не на все ее виды. Скажем, эмбарго не касается мясных консервов.

— Повлияли ли европейские санкции и российское эмбарго на торговлю между Чехией и Россией?
— В 2014 году, когда ввели санкции, влияние еще не проявилось. Эффект от санкций стал ощутим позднее, когда упал рубль, а импортные товары подорожали в два раза. Для чешского аграрного экспорта в Россию это вылилось в сокращение на 30%.

Эмбарго ударило, прежде всего, по молочному сектору. Однако поскольку Чешская Республика уже давно импортирует в Россию продукцию, не попавшую под санкции или эмбарго, эти меры не привели к другим прямым последствиям. Свою роль скорее сыграла стоимость рубля, упавшая вдвое.

— Как сейчас обстоят дела с чешским аграрным экспортом в Россию?
— С 2016 года он постепенно растет, а 2018 год ознаменовался для чешского аграрного экспорта в Россию лучшими результатами — 3,1 миллиарда крон. В 2019 году рост продолжился. Помимо кормов для животных и пива, мы экспортируем инкубационные яйца, семена мака, разные пищевые добавки, пекарские ингредиенты, хмель, сладости и другие виды продукции.

— Аграрный дипломат в Белграде Павел Свобода рассказал о возможности экспорта товаров, попавших под эмбарго в Россию при условии, что производить их будут в Сербии. Так уже делают?
— Путь через Сербию, разумеется, возможен, потому что эмбарго на нее не распространяется. Но если фирмы ориентированы непосредственно на российский рынок, то лучше открыть завод прямо в России.

Кроме того, в последние годы Россия старается привлекать иностранные инвестиции, прежде всего в пищевую отрасль и сельское хозяйство. Ряд фирм из Италии, Франции, Испании и Финляндии пользуются представленными возможностями и строят заводы в России.

— Есть ли предвестники того, что эмбарго может закончиться, или скорее оно будет продлено?
— Сейчас эмбарго действует до конца текущего года. В российских ассоциациях производителей продуктов питания считают, что эмбарго помогает российским аграриям и пищевой отрасли, потому что не допускает западных конкурентов.

Поэтому они настаивают на продолжении эмбарго. Если его отменят и на рынке появятся конкуренты в виде западных компаний, то еще неизвестно, выдержат ли конкуренцию российские производители и по цене и по качеству.

— Но не испытывают ли они дефицита в определенных частях производственного цикла?
— Нет, поскольку на те вещи, которые им нужны, эмбарго не распространяется. Скажем, генетический материал, семена и технологии можно импортировать. Благодаря этому россиянам удается повышать самодостаточность во всех видах производства, например, в производстве свинины или птицы. Теперь Россия уже, наоборот, подумывает, куда можно было бы экспортировать свою сельскохозяйственную продукцию, в том числе растительное масло и зерно.

— В связи с распространением коронавируса высказывались предположения об отмене эмбарго. Возможно ли это?
— Подобные предположения звучали, но информация не подтвердилась, и пока по этому поводу не вышло ни одного официального документа.

— Ввела ли российская сторона какие-то другие ограничения?
— Экспорт и импорт продуктов питания и сельскохозяйственной продукции пока ведется без новых ограничений. 20 марта запретили экспорт зерновых, но через несколько дней запрет сняли.

— Недавно Россию посетила бизнес-делегация. Каких результатов вы ожидаете от этого визита?
— В Татарстане проявляют интерес к сотрудничеству в области животноводства и выращивания сельхозкультур, а также к поставкам технологий. Также там заинтересованы в привлечении инвесторов, которые открыли бы в Татарстане свои заводы. Некоторые предприниматели из чешской делегации на заранее назначенных встречах обсудили конкретные проекты.

— Первая часть визита началась в ноябре в Москве, но завершилась досрочно. Дала ли она тем не менее какой-то результат?
— Обсуждались варианты сотрудничества в области животноводства, поставок технологий и пива. Разумеется, ни в чем до конца нельзя быть уверенными, пока не подписан договор. Также зашла речь о некоторых проектах в области ветеринарии, а точнее, о сертификации заводов для экспорта кормов для домашних животных.

— Насколько трудно чешским компаниям добиться успеха в России?
— Самое важное — надежный партнер с российской стороны. Нужно, чтобы был кто-то, у кого есть выход на торговые сети и кто поможет с оформлением разных разрешений, сертификатов и тому подобного. Или компания должна сама выделить кого-то, кто будет в России бороться за ее интересы и всем заниматься.

— Говорят, что очень важно содействие властей. Сталкивались ли вы когда-нибудь с волокитой?
— Конкретных примеров я не припомню. Российская сторона, как правило, открыта для дискуссий и поисков решений. Если бизнесмен хочет экспортировать продукцию в Россию или реализовать какой-то проект, требуется масса бумаг, как и в любой другой стране.

— А в каких отраслях уже российские компании могли бы сотрудничать с Чехией?
— Я уже говорила, что Россия заинтересована в новых зарубежных рынках для своего экспорта. Но ей проще, как с точки зрения логистики, так и оформления, экспортировать, скажем, на Ближний Восток или в Африку.

У Европейского Союза, напротив, более жесткие правила. Но Россия все равно экспортирует в Чехию рыбу, алкогольные напитки, дрожжи и ячмень.

— А пельмени и другие русские продукты, которые продаются в пражских магазинах русских деликатесов?
— Что касается продукции в такого рода магазинах, то продукты с длительным сроком хранения возят непосредственно из России. Скоропортящиеся продукты, такие как молочная продукция, импортируются, например, из Германии.