Куда мчишься ты, «тройка»? О пшенице на Алтае

Куда мчишься ты, «тройка»? О пшенице на Алтае

Источник: ИКАР

Чтобы выяснить, в каком направлении двигается мировой аграрный рынок, съехались на прошлой неделе в Белокуриху переработчики и сельхозпроизводители из России, Казахстана и Китая.

Ценовое ралли

«Мы понимаем, что, собравшись здесь, не сможем решить всех наших проблем, но полученная информация позволит более динамично развивать бизнес и согласованно общаться с органами власти», – заметил вице-президент Союза зернопереработчиков Алтая Валерий Гачман, открывая 2 марта 10-ю Зимнюю зерновую конференцию.

Надо отметить, что впервые за десятилетнюю историю не нашли времени побывать на этом мероприятии представители Минсельхоза России, а вопросов к ним было много, хотя бы по субсидированию кредитования инвестиционных проектов. Но больше этого присутствующих интересовало, что будет с ценами на зерно, которого в 2016 году собрали в России как никогда много.

Если мы вспомним, то и в 2015 году страна получила отличный урожай, который не знали куда девать и прогнозировали обвал цен. Но его не случилось. На старте сезона в августе зерно, как обычно, подешевело. К концу сентября пшеница третьего класса в Алтайском крае опустилась до 8296 рублей, 4 класса – до 7900 рублей. От дальнейшего падения цен удержало своевременное объявление Минсельхозом интервенционных закупок, так что крестьяне, имея определенный запас прочности, не торопились с реализацией зерна нового урожая.

Алтайские растениеводы продали в интервенционный фонд 68 тыс. тонн пшеницы на 700 млн руб. Это небольшие объемы, но их государство покупало по цене выше рынка, что позволило переломить падающий тренд. За период торгов цена тонны «тройки» выросла на 1200 рублей и в декабре установилась на уровне 10 300 рублей. Подорожала и менее качественная пшеница. За 2016 год средняя цена реализации пшеницы третьего класса составила 11 489 руб, то есть 110,7% к 2015 году. Но потом, как выразился гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько, наступило отрезвление. «Да, «тройки» мало, но не до такой степени, чтобы вздувать цены, – заметил эксперт. – Мы знаем циничность наших мукомолов, которые тоже понимают, что делать в таких случаях». И после завершения биржевых торгов цены на зерно пошли вниз. На сегодня пшеница третьего класса на Алтае стоит 9200 рублей, четвертого – около 8000 рублей.

Мы должны ими гордиться

Дмитрий Рылько отмечает, что цены на пшеницу в Алтайском крае хорошо согласуются с ценами в портах Азовского моря и Новороссийска, которые там, естественно, выше, так как определяются мировой конъюнктурой. Наша же пшеница, если доедет до порта, то будет стоить на 1,5 – 2 тыс. рублей дороже, поэтому ее перерабатывают алтайские мукомолы и отправляют продукцию в европейскую часть страны. Но там есть свои зернопереработчики, которых еще надо победить в конкурентной борьбе. Это удается, если приобретать сырье по приемлемой цене, а значит, заставить местных аграриев немного уступить.

У крестьян Южного федерального округа проблем с переработчиками нет. Они могут свой урожай продавать зернотрейдерам, которые погрузят его в судно и продадут за границу. А в этом году у них кроме зерна еще огромный урожай подсолнечника, сахарной свеклы и сои. И все уходит по хорошим ценам.

В конце декабря в Старом Свете сложилась удивительная ситуация, связанная с недостатком у продавцов качественной пшеницы. А наши южные колхозники уперлись и не хотят свою пшеницу отдавать задешево. В результате цена «тройки» не опускается ниже 10 800 рублей и весь мир вынужден играть по их правилам. «Мы должны гордиться этими людьми, благодаря которым удается поддерживать цены на всей территории страны», – считает Дмитрий Рылько.

Прогнозы

До конца сезона 2016/17, то есть до августа, экспорт пшеницы из России в лучшем случае может составить 28 млн тонн. Это несколько больше уровня прошлого сезона, но все равно не позволит избавиться от излишков урожая, которые нынче еще выше прошлогодних. А тут еще эксперты прогнозируют неплохой урожай следующего года. Например, в обзоре Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН говорится, что в 2017 году урожай пшеницы может увеличиться на 1%, до 74 млн тонн. Пока в своих расчетах они опираются на отличное состояние озимых в основных зерносеющих регионах страны.

В отношении урожая следующего года в Сибири у приехавших на конференцию экспертов нет ясной картины. Гендиректор компании «Прозерно» Владимир Петриченко считает, что он будет на уровне среднего за предыдущие два года, а в целом в стране соберут зерна 112,5 млн тонн, или на 5,5% меньше, в том числе пшеницы 66,9 млн тонн, или на 8,7% меньше. Относиться к этим цифрам надо с определенной долей осторожности, так как пока в распоряжении экспертов слишком мало достоверной информации. В прошлом году в Белокурихе Петриченко также говорил о возможном падении урожая зерновых, а оказался рост, хотя его предсказание производства ячменя почти оправдалось. Кстати, в новом сезоне он ожидает сокращения сбора этой культуры на 2,7%.

В свою очередь Дмитрий Рылько прогнозирует урожай пшеницы в 67,5 млн тонн и «неприлично высокие» переходящие запасы. К началу следующего сезона на свободном рынке страны останется 11,1 млн тонн пшеницы, тогда как год назад запасы составляли 5,3 млн тонн. Эти удвоенные излишки надо куда-то девать, а значит, крестьяне, чтобы распродать, будут сбрасывать цены?

Впрочем, у московских экспертов есть и обнадеживающие для российских крестьян новости. Например, прогнозируется плохой урожай пшеницы в США, Канаде, на Украине. Кроме того, Дмитрий Рылько считает, что в следующем сезоне крупные инвестиционные фонды начнут вкладывать средства в зерно, играя на повышение цены.

Крестьянский взгляд

Да и наших сельхозпроизводителей не напугать перспективами затоваривания. «Мы не единожды проходили ситуацию перепроизводства и падения цен, поэтому готовы к тому, чтобы переждать, – обещает директор КФХ «Партнер» Андрей Кожанов. – В прошлом году прозвучало: «Крестьяне придерживают зерно!» – и так страшно прозвучало. Да, придерживаем и будем придерживать! До прошлого года только переработка диктовала цены, сегодня влиять на них начинают крестьяне. Появляется много крепких хозяйств, которые могут держать зерно, у которых нет проблемы с кредитами».

Аграрий из Михайловского района добавил, что в его хозяйстве достаточно мощностей для длительного хранения зерна, планируется приобрести еще одну сушилку. Но далеко не у всех такие финансовые возможности, как в «Партнере».

«Финансовые риски, связанные с сезонными колебаниями цен на сельхозкультуры, негативно отражаются на результатах работы сельскохозяйственных и перерабатывающих организаций», – отметил в своем докладе на конференции первый зампред правительства края Александр Лукьянов. По его мнению, нужна совместная работа крестьян и переработчиков по уточнению объемов производства на долгосрочной договорной основе с определением справедливых закупочных цен. А пока такие договоренности не стали повсеместной практикой, аграрии сами думают над структурой посевов исходя из прибыльности культур.

За последние 11 лет посевы яровой пшеницы в крае уменьшились в среднем на 18%, зернобобовых – на 21%, в то же время площадь под ячменем увеличилась почти в полтора раза, гречихой – в два, кукурузой на зерно – в 14 раз (хотя в абсолютных величинах она еще очень мала). На фоне роста спроса на подсолнечник и ввода новых перерабатывающих мощностей в крае посевы подсолнечника выросли на 80%, рапса – в 9 раз, сои – в 11 раз, масличного льна – в 13 раз.

По выходу продукции с 1 га самой выгодной оказалась гречиха – 25,3 тыс. рублей, озимая пшеница дала 24 тыс. рублей, в восточных районах – 31 тыс. рублей, горох – больше 22 тыс. рублей.

В текущем году посевы яровой пшеницы в крае планируют уменьшить на 130 тыс. га, при этом озимой будут увеличены на 26 тыс. га.

Площади под гречихой вырастут на 20% (на 114 тыс. га). Александр Лукьянов и Дмитрий Рылько полагают, что конкуренция на гречишном рынке вырастет, что может привести к снижению на нее цен. «Риски у хозяйств, делающих ставку на гречиху, будут очень высокие, – заявил первый зампред краевого правительства. – Я уже не говорю о сроках уборки, которые всегда затягиваются». Для хозяйств восточной, предгорной, приобской зон в этом смысле озимая пшеница и горох являются более выгодными альтернативными культурами, считает Александр Лукьянов. Для степной части края стратегической культурой в экономическом плане является подсолнечник, также весьма интересен нут. Его площади в крае пока незначительны, но есть хорошие примеры, которые говорят о перспективности этой культуры. Нут востребован в Средней Азии.

В хозяйствах восточных районов выгоднее подсолнечника могут стать рапс, лен и соя. Набирают популярность кукуруза на зерно и чечевица, которые в прошлом году показали среднюю рентабельность производства соответственно 97 и 275%.

Александр Лукьянов предлагает не забывать о кормовых культурах, так как краю нужно выполнять соглашение с Минсельхозом РФ о наращивании производства животноводческой продукции. Однако сильных драйверов для роста животноводства пока нет, а значит, основной упор придется делать на переработку сельхозпродукции и последующий ее вывоз на экспорт. Определенные подвижки в этом направлении есть. За прошлый год экспорт алтайской муки увеличился на 11%, хотя в абсолютных цифрах невелик. Продажи остальных продуктов переработки (крупы, хлопья, макароны, растительное масло) остались на прежнем уровне или снизились из-за укрепления рубля.

Катализатором роста экспорта могло бы стать льготирование государством железнодорожных тарифов, просьба об этом в очередной раз была включена в проект конференции. Но будет ли она услышана?

Реклама

Возможно, вам это будет интересно