Кто фальсифицирует саму борьбу с фальсификатом молочной продукции?

Кто фальсифицирует саму борьбу с фальсификатом молочной продукции?

Источник: провэд.рф Ксения Содько

Вице-премьер России Аркадий Дворкович предложил ввести маркировку для молочной продукции. Зачем это нужно и почему эксперты считают, что вся борьба с фальсификатом на рынке молочки – фикция?

Открыть глаза потребителям

Технический регламент Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» ТР ТС 033/2013 прямо говорит о том, что «информация об использовании заменителя молочного жира при производстве молокосодержащих продуктов в соответствии с технологией, которой предусматривается замена молочного жира его заменителем, включается в наименование вида молокосодержащего продукта на лицевой стороне потребительской упаковки (после наименования следуют слова: «с заменителем молочного жира»). Получается, что четко сформулированные требования по маркировке молочной продукции на рынке уже есть. Тогда зачем нужна еще одна маркировка?

Марина Петрова, генеральный директор Petrova Five Consulting, положительно оценивает инициативу введения маркировки молочной продукции, так как потребитель, по ее мнению, часто не осознает или не может идентифицировать, какой продукт он приобретает – натуральный или с растительными жирами.

– Зачастую дизайн и слова, вынесенные крупным шрифтом на лицевой стороне этикетки, вводят покупателя в заблуждение. Например, если на упаковке написано «Сливочное» - покупатель додумывает, что это сливочное масло, хотя на оборотной стороне может быть указано, что этот продукт содержит растительные жиры. Но привлекательная цена и вводящая в заблуждение потребителя упаковка формируют у него уверенность, что он ест натуральные продукты, а это зачастую не так, – говорит эксперт.

С задачей борьбы с фальсификатом должна справляться ФГИС «Меркурий», но пользоваться ею молочная отрасль будет обязана только с июля 2018 года.

– «Меркурий» позволит отследить всю производственную цепочку конечного молочного продукта от коровы до полки в магазине, увидеть, из чего он сделан, какой объем сырого молока поступил на молокозавод, и проверить соответствует ли он объему готового продукта. Маркировка, нанесенная на товар, позволит его моментально идентифицировать, но не проверить состав, – прокомментировал Павел Большаков, эксперт сервиса Контур.Меркурий компании СКБ Контур.

Директор по маркетингу АО «АЛЕВ» (торговые марки «Выбор хозяйки», «Милье», Normulla) Алевтина Никитенко считает, что производители будут соблюдать требования законодательства или придумывать фантазийные и ассоциативные названия с целью аберрации состава на упаковке.

– Безусловно, продуктам с растительными жирами нужна собственная маркировка, но она не должна отталкивать потребителя крупными шрифтами, намекающими на некую опасность. Тогда и производители будут работать честно, и потребитель сможет самостоятельно выбрать продукт, который подходит ему по цене, составу и медицинским требованиям. Отдельная полка для продуктов с заменителями молочного жира в магазинах появится нескоро, ведь в последнее время пропагандируют идею, что заменители могут нанести непоправимый вред здоровью. Думаю, что ситуация потребления молочных продуктов если и изменится, то весьма незначительно, так как большинство покупателей по-прежнему не вчитываются в состав и покупают молочку, которая им и по вкусу и по карману, – полагает эксперт.

Эксперт по молочному рынку Марина Петрова отмечает, что цифровая маркировка молочной продукции не направлена напрямую на борьбу с фальсификатом. Если разделить терминологически, то фальсифицированный продукт – это когда состав и все указания на этикетке не соответствуют содержанию продукта, что можно выявить только в специальной лаборатории. Но существует продукция, которая с точки зрения законодательства не имеет сложностей, но вводит потребителя в заблуждение, и именно против такой продукции направлена маркировка.

Правозащитник и преступник в одном лице

Уже есть четко сформулированные требования по маркировке, в частности, молокосодержащих продуктов, отмечает Алексей Удовенко, директор регионального представительства Малайзийского Совета производителей пальмового масла. На этом фоне необходимость дублирования уже существующих требований маркировки на основании необходимости маркировать звучат абсурдно, считает он.

– Но абсурдно они звучат лишь с точки зрения борьбы с фальсификацией, если допустить, что цель – именно устранить фальсификат с рынка. Если же предположить, что с фальсификацией никто не собирается бороться, а подобные меры лишь мимикрируют активную борьбу, то все становится на места и ответ, почему фальсификация такая «непобедимая», очевиден – финансовая выгода, – говорит эксперт.

По словам Алексея Удовенко, основная выгода оседает не в карманах поставщиков пальмового масла, как это может показаться.

– Им все равно, кто купит, экспортная цена от этого не меняется. Другое дело для фальсификаторов. Их доход вполне очевиден. Сравните: цена на сливочное масло – рыночный продукт, цена на который не берется с потолка, а устанавливается рынком – 5277 долларов за тонну. Цена на пальмовое масло – 650 долларов за тонну. Заменитель молочного жира стоит порядка 820 долларов за тонну. Не сложно посчитать, что на одной тонне фальсификата сливочного масла можно заработать порядка 4000 долларов (экспортер «пальмы» в любом случае зарабатывает одни и те же деньги, независимо от того, кто покупает и как дальше пальмовое масло используется). Доход генерируется именно у тех, кто продает спред с пальмовым маслом под видом и по цене сливочного масла. И никакие штрафы не остановят. Тем более, что штрафы смехотворные – 100 тысяч рублей, редко больше. И это еще, если его поймают, и если в суде докажут, и если суд вынесет решение, и если это решение будет исполнено. Реальных механизмов борьбы с фальсификаторами нет. И на мой личный взгляд, такого механизма не просто нет, но не было и не будет до тех пор, пока активную борьбу с фальсификаторами ведут сами фальсификаторы. Ведь если жулик не хочет, что бы его поймали, то самый верный способ – возглавить поиски, – добавляет эксперт.

По мнению Алексея Удовенко, с фальсификатом необходимо бороться не на словах. Необходимо выработать механизм контроля и наказания за неисполнение требований.

– Такой механизм никто не предлагает. Штрафы смешные. Воз и ныне там. А производитель продолжает обманывать покупателей, перекладывая всю вину с себя на пальмовое масло. Преступник обвиняет в преступлении орудие преступления. Вы считаете, что это бред? А большинство потребителей именно так и думают, – резюмирует эксперт.