Место для вашей рекламы

Как зауральское животноводство уходит в крутое пике

Источник: УралПолит.Ru

Сектор животноводства Курганской области все глубже погружается в кризис. Об этом свидетельствуют свежие данные Свердловскстата (подразделение Росстата ведет аналитику на территории Среднего Урала и Зауралья, прим.ред.).

Исходя из них, в регионе по сравнению с прошлым годом значительно сократилось производство мяса, молока и яиц. Негативные процессы фиксируются, несмотря на серьезные вливания в базовую отрасль экономики и бравурные отчеты чиновников. При этом перспектив для рывка аналитики не усматривают. О причинах ухудшающейся ситуации – в материале УралПолит.Ru.

Свердловскстат опубликовал данные о состоянии животноводства на территории Курганской области за период, охватывающий январь-октябрь текущего года в сравнении с аналогичным прошлогодним. Ведомство отмечает негативный вектор практически по всем категориям производителей мяса скота и птицы, молока и яиц.

Так, если в январе-октябре 2020 года хозяйства всех категорий на территории Зауралья произвели 50 тыс. 825 т мяса скота и птицы, то в текущем только 48 тыс. 207 т, что составляет лишь 94,8% от предыдущего показателя. В минувшем году аграрии поставили на рынок 169 тыс. 875 т молока, а в 2021 – 162 тыс. 997 т или 96% от прежнего уровня. Аналогичная картина наблюдается и в производстве яиц. За 10 месяцев 2020 года Курганская область произвела их 83,924 млн, а в тот же период текущего - лишь 81,207 млн (96,8%).

Особенно заметен спад в категории сельскохозяйственных организаций. Так, в январе-октябре 2021 года агрофирмы произвели 17 тыс. 485 т мяса скота и птицы в живом весе, в то время как за аналогичный период прошлого – 19 тыс. 330 т. Снижение производства составило 9,5%. Еще более удручающая картина наблюдается в производстве молока – соответственно, 40 тыс. 210 и 46 тыс. 546 т (спад 13,6%) и яиц – 9,202 млн и 11,146 млн (снижение – 17,4%).

Схожие тенденции Свердловскстат зафиксировал и в категории хозяйств населения, и только в категории крестьянско-фермерских хозяйств и индивидуальных предпринимателей наблюдается минимальный прогресс. По производству мяса скота и птицы он составил 1,3%, а по молоку 0,7%. Впрочем, это компенсируется полным провалом в производстве яиц. Спад в январе-октябре 2021 года по сравнению с прошлым составил 26,8%.

К картине, представленной подразделением Росстата, стоит добавить и ранее озвученные данные о ежегодном сокращении поголовья скота, о чем подробно информировал УралПолит.Ru. Так, в последние три года в регионе, ориентированном, прежде всего, на аграрное производство, стабильно сокращается поголовье скота. Если в 2018 году в Зауралье было 122 тыс. голов крупного рогатого скота, то в 2019 – 120,8 тыс., а в прошлом уже 120,5 тыс. В 2018 году во всех категориях хозяйств содержалось 77,9 тыс. свиней, в 2019 – 77,2 тыс., а в 2020 – лишь 69,5 тыс.

Особо негативная тенденция складывается в птицеводстве (что, безусловно, отражается и на новой статистике). Если рассматривать сельхозорганизации, то в 2018 году в них содержалось 892,2 тыс. голов птицы, в 2019 – 874,7 тыс., а в 2020 – только 761,3 тыс. голов. При этом регион не страдал от массовых вспышек эпизоотий. Соответственно, не производилось изъятия поголовья у аграриев с последующим его уничтожением.

Примечательно, что все эти негативные процессы происходят на фоне колоссальных для Зауралья финансовых вливаний в отрасль. Так, в аппарате губернатора Вадима Шумкова сообщали, что в период 2019-2021 годов только на грантовую поддержку малых форм хозяйствования было направлено более 915 млн рублей. При этом основная часть денег была выделена именно на развитие животноводства. А в конце 2019 года на заседании Совета по развитию агропромышленного комплекса было торжественно заявлено, что на 2020 год запланировано направить именно на развитие этого сектора 863 млн рублей, что на 80% больше, чем годом ранее.

Победными реляциями в прошлом году не раз отмечался замгубернатора по экономической политике Владимир Архипов. Так, чиновник официально заявлял о планах возродить овцеводство, вспоминая совхозы-миллионеры времен СССР, и занять нишу производства индейки. По его словам, в Зауралье «реализуются многочисленные инвестпроекты в отрасли сельского хозяйства».

«На сегодняшний день мы уже реализуем более 150 инвестиционных проектов в сфере АПК, и проработаны дополнительно около 70 новых инвестиционных площадок: это у нас развитие овцеводства, КРС, тем более имеются пастбища, сенокосы и пашня, порядка миллиона гектаров свободных сельхозугодий - это огромная территория. Ну и вторая ниша, касающаяся животноводства и птицеводства - это производство индейки: сейчас рынок пока не заполнен, ниша есть. Развитие животноводства по КРС, по овцеводству - наша первостепенная задача, и как раз, если посмотреть по мерам поддержки, это одна из реперных точек, которые мы определили», - рассказывал управленец в беседе с ТАСС.

Вадим Шумков, в свою очередь, декларировал изменения в развитии отрасли. Глава Зауралья требовал искать новые подходы к подготовке кадров.
«В сельском хозяйстве у нас поменялось все, включая технологический уклад. А мы в том же самом объеме готовим специалистов для тех же самых предприятий», - указывал подчиненным Шумков, обещая регулярно поднимать острые вопросы в ходе заседаний Совета по развитию АПК.

Однако, судя по всему, ни финансовые вливания, ни декларативные заявления чиновников, ни обещания губернатора открывать ежегодно по 100 мини-ферм, не работают. Ситуация только ухудшается год от года, что, несомненно, негативно влияет на экономику преимущественно аграрного региона.

При этом о ней скромно умалчивает официальный сайт департамента АПК Курганской области. Например, в разделе «Оперативная информация по производству молока» она попросту отсутствует. В разделе «Племенное животноводство» можно ознакомиться с нормативными документами Минсельхоза РФ за период 2011-2012 годов. Нет никакой информации о динамике производства продукции и в разделе «Основные сведения о состоянии отрасли, управляемой органом власти».
Впрочем, в кулуарных беседах с изданием собеседник, близкий к управленческому аппарату региона, наличие проблем не скрывает.

«Вполне склонен доверять данным Росстата. Действительно, сокращается и поголовье, и соответственно, выпуск продукции. Да, поддержка тех же фермеров официально существует, на нее выделяются сотни миллионов. Но вам любой аграрий скажет, какие мытарства нужно пройти, чтобы эти деньги получить. А нет денег – нет никакого интереса этим заниматься. У нас не только поголовья меньше с каждым годом, у нас и население разбегается в другие регионы. Вообще, АПК держится за счет нескольких крупных и десятка средних предприятий. А случись что-то подобное ЧП на «Боровской» - будет вообще катастрофа», - говорит управленец.

За тенденциями в сельском хозяйстве наблюдают представители депутатского корпуса. Своими суждениями с изданием поделился областной парламентарий, член комитета по аграрной политике и природным ресурсам Владимир Алейников. По его мнению, сокращение объемов производства мясной продукции объяснить достаточно сложно, поскольку «поголовье сокращается, и, казалось бы, мяса, напротив, должно быть больше». На уменьшение поставок молока, по мнению собеседника издания, повлияли неблагоприятные погодные условия.

«Тут связь, безусловно, присутствует. Пастбищный период в этом году столкнулся с засухой. Три месяца не было дождей. В сельхозпредприятии, которым я руковожу, уменьшились надои. Не исключаю, что снизился рацион питания животных и в хозяйствах, где применяется круглогодичное стойловое содержание. Корма же нужны постоянно. Но там удойность все же проще удерживать. А вот тем, кто занимается пастбищным содержанием, а таких у нас немало, объективно было сложно. Мы даже разговаривали с департаментом, что бы для вопроса о выдаче субсидий не принимались во внимание результаты этого года», - говорит Владимир Алейников.

Его коллега, депутат Курганской городской думы Яков Сидоров, в свою очередь, полагает, что «животноводство в регионе убивают торговые сети». В условиях конкуренции с ними сельхозпроизводители явно проигрывают.

«На сегодняшний день есть два основных поставщика агропродукции на рынок. Первый – это сети. Второй – это индивидуальные, мелкие и средние производители. Себестоимость производства для мелких и средних предприятий в разы превышает те цены, по которым она продается в сетях. Исходя из этого, люди просто не могут продать свою продукцию, и заниматься животноводством становится экономически нецелесообразным. Отсюда и такие данные», - отмечает собеседник агентства.

Помимо этого, Сидоров указывает и на другие факторы, способствующие снижению уровня производства в зауральском АПК. Затраты на корма, электроэнергию, ветеринарное обслуживание, выплаты сотрудникам хозяйств и налоги формируют цены, по которым местные товаропроизводители фактически не могут реализовать свою продукцию. Причем зачастую это невозможно сделать даже на рынке.

«Например, вы выращиваете скотину, которую хотите продать. Ее нужно забить. Но на рынок вы выехать не сможете, даже если будут все ветеринарные свидетельства, потому что забивать скот нужно исключительно на бойне. А она может находиться в десятках километрах. Нужно целую автоколонну нанимать, а откуда у жителей деньги. Если же забивать самому, то у вас это мясо просто не возьмут», - поясняет депутат.

В таких условиях, по мнению собеседника УралПолит.Ru, «дураков, готовых фактически бесплатно работать в сельском хозяйстве, становится все меньше».
Между тем, областная дума Зауралья готовится утвердить бюджет региона на 2022 и плановый период 2023-2024 годов. Согласно проекту документа, в целом на сферу АПК в будущем году предполагается выделить более 985,5 млн рублей. Большая часть из них будет переводиться в рамках госпрограммы «Развитие агропромышленного комплекса в Курганской области» - порядка 978,5 млн рублей. Из подразделов «Развитие подотраслей животноводства, переработки и реализации продукции животноводства» получит около 283,8 млн рублей. А на поддержку собственного производства молока планируют выделить около 122 млн рублей. Будут ли эти деньги «работать» - остается открытым вопросом.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно