Будущее в животноводстве – за селекцией и генетикой

Будущее в животноводстве – за селекцией и генетикой

21 июня, участники Аграрного форума, организованного газетой Ведомости на площадке московского Марриотт Гранд Отеля, искали решения, способные обеспечить устойчивый рост сельскохозяйственной отрасли.

Экспертам одной из сессий предлагалось определить перспективные ниши будущего в АПК и их потенциал в России. Больше всего вопросов возникало относительно молочного животноводства, отрасль много лет стагнирует.

– На вопрос, стоит ли инвестировать в молочное животноводство, у меня лишь один ответ – стоит, но только с умом, – комментирует дискуссию, развернувшуюся по итогам своего доклада депутат ГД, лидер Молочного союза России Аркадий Пономарев. – Нужно вкладываться в передовые наукоемкие технологии. И прежде всего – в геномную селекцию и эмбрионную трансплантологию.

Это не только насущная необходимость, поскольку без расширенного воспроизводства у молочного животноводства нет будущего. Это еще перспективная бизнес-ниша, отмечает эксперт.

– Пытаясь восполнить потребности населения в молоке и нарастить его производство, мы массово импортируем племенных животных, их семя и эмбрионы. По данным международной компании InstaForex, более 60% племенных животных и более 80% используемого в России семени завозится из-за рубежа. Данные нашего Минсельхоза гораздо скромнее: доля импорта племенного молодняка молочного направления доходит до 27%. Однако суть от этого не меняется, зависимость от импорта велика, – приводит статистику Аркадий Пономарев.

Нарастить объемы валового производства молока не позволяет невысокая продуктивность животных, поясняет парламентарий.

– Средняя молочная продуктивность российских коров в корпоративном секторе составляет всего лишь 5-6 тысяч литров в год. Тогда, как в странах Евросоюза – 8,5 тысяч литров. А вообще, корова культурной породы способна давать в год до 10-12 тысяч литров молока в год. Такие удои, например, у мировых производителей молока – США, Дании, Израиля и Италии, – рассказывает эксперт.

Чтобы обеспечить страну молоком и вывести молочное животноводство на экономически обоснованный уровень, необходимо сформировать собственное высокопродуктивное стадо, считает Аркадий Пономарев. Это должны быть животные, свободные от негативной наследственности, с выдающимися удоями и показателями качества молока. Должны отличаться продуктивным долголетием и приносить выносливое потомство.

За короткие сроки достичь этого возможно лишь при сочетании традиционной селекции и геномной, а также широкого распространения технологии трансплантации эмбрионов, уверен парламентарий. Это ускоренный путь улучшения хозяйственно-полезных качеств животных и обеспечения потребностей внутреннего рынка в племенном поголовье.

На сегодняшний день технология трансфера эмбрионов развивается по двум направлениям: in vivo (эмбрион формируется в организме матери) и in vitro (эмбрион формируется в лаборатории), вводит в курс дела эксперт.

В отличие от последней, технологию in vivo в России передовые хозяйства уже применяют. У животного-донора вызывают суперовуляцию, чтобы созревала не одна-две яйцеклетки, как это происходит обычно, а в десятки раз больше. Затем оплодотворяют семенем высокопродуктивного быка. Через 7−8 дней зародившиеся эмбрионы нехирургическим путем вымывают и пересаживают для вынашивания коровам-реципиентам. Роль «инкубатора» для вынашивания телят могут выполнять даже выбракованные из основного стада животные.

Такую процедуру проводят не чаще 6-8 раз в год, чтобы не навредить здоровью животного-донора. От одной коровы методом in vivo можно получить ежегодно от 25 до 40 эмбрионов, их приживаемость может достигать 60−80%. В итоге, одна обладающая высокоценным генетическим потенциалом корова может ежегодно давать хозяйству более 10 телят. Такой молодняк хорошо адаптирован к местным условиям, чем импортированный, меньше подвержен преждевременной выбраковке.
Получение в отличие от эмбрионов in vitro – более привлекательное в экономическом плане решение. Проводить забор яйцеклеток можно практически каждые 10 дней без отрыва коровы-донора от производства. И хотя выход пригодных эмбрионов in vitro и приживляемость их значительно ниже, порядка 35−50%, этот метод на 30% дешевле, чем метод in vivo, из-за массовости получаемых эмбрионов. Произвести забор яйцеклетки, кстати, можно даже у погибшей коровы.

− У каждого из этих методов есть преимущества и недостатки. Например, метод in vitro – более быстрый и экономичный способ нарастить поголовье. В то же время он более трудоемкий, требует высочайшей квалификации специалистов, специального лабораторного оснащения, − сравнивает Аркадий Пономарев. − Как бы то ни было, наращивание генетического потенциала стада методом эмбриотрансфера на сегодняшний день – самый выгодный по инвестиционным и временным затратам способ.

Он в 5−7 раз быстрее традиционного осеменения, рассказывает об общих с коллегами-животноводами выводах Аркадий Пономарев. Через три года хозяйство получает не одну, а пять телочек при осеменении сексированным (т.е. разделенным по полу) семенем. По продуктивному потенциалу эти телочки за одно поколение превзойдут своих матерей и покроют все издержки хозяйства на получение стельности, выращивание и содержание их до первого молока. В то время как при искусственном осеменении, исходя из прибавки продуктивности за одно поколение по 700 л в год, на увеличение надоев в стаде с 7 тысячи до 10 тысяч литров в год потребуется порядка девяти лет.

− Инвестиции в развитие собственного племенного фонда более выгодны, обходятся компании на 30-40% дешевле, чем закупка животных за рубежом, − приводит экономику инвестиций Аркадий Пономарев. − Так, например, стельность «под ключ» обходится в среднем в 30 тыс. руб. В эту сумму входит стоимость 2-х эмбрионов для гарантии приживаемости и сервисные услуги. При этом импортная нетель в среднем обходится в 250 тыс. руб., отечественная стоит 170. За стоимость одной нетели можно сделать порядка пяти пересадок, это существенное преимущество.

Кроме того, затраты на получение теленка с помощью трансплантации эмбрионов и его выращивание до получения первого молока окупаются с первой лактации. Тогда как затраты на приобретение импортной нетели могут окупаться десять и более лет, едины во мнении специалисты отрасли.

– Это экономически выгодно, прибыльно, – оценивает перспективы развития отрасли при использовании геномной селекции и применения новейших репродуктивных технологий Аркадий Пономарев. – Генетическое движение популяции аборигенного и обрусевшего молочного стада будет направлено в «правильном», цивилизованном направлении. Практика «свободно» размножающихся животных себя изживет. Кроме того, генофонд пород КРС отечественной селекции будет сохранен и усовершенствован.

Это защита от эпизоотических проблем, распространенных в странах-поставщиках, считает парламентарий. С иностранным скотом к нам подчас проникают недиагностируемые на ранних стадиях патогенные возбудители, поясняет он.

Собственные наработки в этой области позволят хозяйствам, в первую очередь племенным, на равных конкурировать с зарубежными производителями. Это возможность экспортировать племенных животных на мировой рынок, аргументирует депутат.

– Чтобы эта концепция заработала и превратилась в доходный бизнес, нужно создать условия, – считает Аркадий Пономарев. – Нам нужно нарастить в стране достаточное количество высокоценного племенного материала, поэтому без зарубежных поставок пока еще не обойтись. Обязательно нужно внедрить электронный учет племенных животных. Чтобы хозяйство в любом уголке страны могло подобрать через централизованный племенной банк данных, а затем через аукцион приобрести нужное для себя животное или семя. Но это всё впереди... Сегодня лишь единичные животноводческие предприятия осваивают данные новейшие технологии, что называется, набивают руку. Рынок перспективнейший, его ниши пока свободные. Да и само занятие благородное – развивать молочное животноводство и создавать ценнейший для населения Земли продукт.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно