Российско-белорусская ферма на Сахалине дала первое молоко

Российско-белорусская ферма на Сахалине дала первое молоко

Источник: Российская газета

Признаюсь честно, коров доить умею и даже люблю. Я сын доярки, полдетства прошло на ферме, юность начиналась там же. Первая запись в моей трудовой книжке - "дояр". Чем и горжусь. Поэтому редакционное задание подоить коров на лучшей ферме Сахалина расценил как возвращение в молодость.

Несколько лет назад власти Сахалинской области связались с коллегами из Министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси, попросили своих белорусских друзей помочь построить современную молочную ферму по европейским стандартам качества.
Спустя годы совместного кропотливого труда на далеком Сахалине живет и дышит теплыми коровьими боками молочный агрокомплекс, аналогов которому на всем необъятном Дальнем Востоке просто не сыскать.

…Лента вечно влажного островного асфальта выскакивает из портового Корсакова, пара плавных "колен"-поворотов - и на пригорке ровные ряды аккуратных крыш новенького агрогородка, за которым расположилось настоящее молочное царство ХХI века.

Киберпастух и робот-доярка: Какие технологии используют уральские фермеры

- Ой, мы еще цветочные клумбы до конца не разбили. У нас как начался массовый отел, в день доходило до десяти родов, мы порой с ног валились от усталости, - говорит Наталья Шамонаева, управляющая молочным комплексом агрофирмы совхоза "Корсаковский".

Автором идеи и главным "локомотивом" строительства агрогородка по белорусской технологии был экс-губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко. С его легкой руки получилось, что комплекс построен по белорусскому проекту и оснащен всей белорусской механикой и автоматикой.

...Дмитрий Бырков прилетел на остров больше года назад из Гомеля, он главный инженер-наладчик всей сложной и умной инфраструктуры, благодаря которой на ферме светло, тепло и комфортно.

Дима себя считает почти островитянином.

- Коттедж у меня прекрасный, огород посадил, редиска вон уже созрела. Сладкая уродилась, - загибает пальцы заместитель директора агрокомплекса.

Говорит, что летом ждет в гости из Беларуси маму, а осенью поедет на родину в отпуск.

За разговорами о редиске, массовых отелах и рыбалке на камбалу переодеваемся в белые халаты, на ноги надеваем бахилы и продвигаемся в самое сакральное место фермы - доильный зал.

- Я двадцать пять лет работаю в молочном животноводстве, даже и представить себе не могла, что на Сахалине будет такая ферма. Это же полный комфорт для коров и счастье для доярок, - говорит Ольга Протачук, зоотехник-селекционер молочного комплекса.
Беспривязное, вольное содержание, полностью механизированная система кормления, навозоудаления, а климатом и вентиляцией рулит автоматика.

Самолет для буренок

Будущих коров на остров привозили транспортными самолетами из Венгрии и Голландии. К сожалению, в России большой дефицит высокопродуктивного молочного скота.

Перелет из Европы на край российского края для племенных нетелей был непростым.

- Они как люди! Неделю привыкали к смене часовых поясов, днем спали, ночью бодрствовали. Теплый климат Венгрии и сахалинские циклоны - не одно и то же. Но ничего, все хорошо, все животные акклиматизировались, - говорит Наталья Шамонаева.

Доильный зал напоминает просторный и светлый цех ухоженной фабрики. Тепло, светло, бесшумно и… не пахнет навозом.

Неспешные до степенности коровы занимают свои места для доения, важно несут они свое молоко.

- Давай, моя хорошая, проходи! - с теплом в голосе говорит доярка одной из буренок.

До чего дошел прогресс! Каждый сосок обрабатывается специальной пенкой, затем быстрыми, но точными движениями насухо вытирается одноразовыми салфетками. Легкий массаж готового вот-вот брызнуть молоком тугого вымени.

Подключается доильный аппарат: "чак, чак, чак..." - мерно заработала дойка, и молоко пульсирующими толчками пошло по молокопроводу.

Сегодня Корсаковская ферма, которую на Сахалине иначе как белорусской не называют, продает в день более семи тонн отборного молока
Аппарат сам знает, когда ему нужно отключиться. Доярке остается специальным кремом (!) смазать коровке соски, чтобы закрылся молочный канал и в него не попала никакая инфекция. И сказать коровке спасибо за молочко…

Вспоминаю молодость. Руки чуть дрожат от непривычки. Обрабатываю пенкой розовые сосцы, аккуратно протираю вымя салфеткой, Дмитрий Бырков показывает, где находится заветная кнопка пуска доильного аппарата.

Щелк - и вакуум жадно просит молока! Ловко (ну, почти...) цепляю доильные стаканы к вымени. И молоко пошло по гибкому шлангу в специальную емкость, где ему предстоит охладиться.

- Я из Киргизии приехала, муж у меня тоже на комплексе работает скотником. У нас двое детей, живем в прекрасном коттедже. А работа эта сегодня совсем не тяжелая, - заговорщицки улыбается Ираида Исакова.

К слову, из семерых доярок в "Корсаковском" четверо приехали из Киргизии.

- Не хотят сахалинки доярками работать, хотя зарплата у нас до восьмидесяти тысяч в месяц. Эта работа сегодня уже не идет ни в какое сравнение с тем тяжелым доярским трудом, который был в советское время, - замечает Ольга Протачук.

"Филармония, а не ферма…"

Уже несколько раз на "белорусскую ферму" приходили пожилые женщины, которые десятилетия отработали доярками. Они не могли сдержать слез от увиденного.

- Оля, это же филармония, а не ферма. Эх, вернуть бы нам молодость, мы были бы сами счастливы поработать в таких условиях, - в восторге говорили они Ольге Ивановне.

Сегодня на агроферме три раза в день дают свое молоко больше трехсот черно-пестрых "европеек", в среднем каждая - более двадцати литров первосортного молока еже­дневно. Есть рекордистки, от которых надаивают до сорока литров.

Зоотехники уверены, что потенциал у этих коровушек огроменный, и года через три они будут давать до десяти тонн молока в год.

Вся система управления стадом осуществляется по белорусской технологии. Белорусы сдали ее на этом острове "под ключ" и в течение трех лет ведут сервисное обслуживание.

- На следующей неделе приедут специалисты из Беларуси. Их советы и опыт для нас бесценны, - говорит Сергей Шамонаев, директор совхоза "Корсаковский".

На каком языке говорят буренки

Агрогородок - организм интернациональный. Судите сами: коровы из Венгрии и Голландии, недавно сюда приезжали специалисты из Венгрии, заговорили с буренками на венгерском. Работники рассказывают: животные дружно повернули головы и смотрели такими глазами, как дите смотрит на маму. Родная речь и коровам до сердца!..

Проект, технология содержания, кормления и доения - белорусские. Главный зоотехник Ибрагим Ташполотов по национальности узбек. Молодой, черноголовый, белозубый и улыбчивый. Он выпускник Дальневосточного аграрного университета.

- Прочитал про это предприятие в интернете, написал сюда письмо. И меня пригласили на работу, - улыбается Ибрагим.

Он говорит, что сам удивлен здешней культурой и технологией производства:

- Честно скажу, мы такое даже в университете не проходили. Учусь всему заново.

Парень смущенно заметил, что его любимая девушка заканчивает ветеринарный факультет университета и по окончании учебы приедет работать сюда.

…Под открытым небом ровные ряды беленьких домиков с аккуратными загонами, внутри домиков толстый слой теплой соломенной подстилки, на которой прятались от мелкой островной мороси лопоухие телятки с яркими бирками на ушах.

- Это уже островитяне! Новорожденные, - улыбается Ольга Протачук.

На каждой калиточке висит пластмассовое ведро с резиновой соской на боку. Малыш через нее "дудонит" теплое молоко. Пять дней он пьет мамкино молозиво, а потом его переводят на общий молочный стол. К которому полагаются специальный детский комбикорм и витамины.

Не телята, а просто мячики!

Сегодня Корсаковская ферма, которую на Сахалине иначе как белорусской не называют, продает в день более семи тонн отборного молока. В июле ожидается отел еще почти у двухсот коров, и "белых тонн" станет заметно больше.

…И еще, здесь коров-кормилиц называют "хрустальными вазами". Говорят, их не то что ударить, на них крикнуть нельзя.

- У них от громкого слова может случиться стресс, который обязательно скажется на удое, - со знанием дела замечает управляющая фермой.

Здесь органично сошлись очень многие вещи. Удивительные технологии содержания, кормления и доения животных, на которые старые сахалинские доярки приходят смотреть как на космических пришельцев. Здесь по-прежнему пахнет теплым коровьим боком, кормилицы жуют свою вечную жвачку, шумно вздыхают и копят для нас полезное молоко, с которого и начинается жизнь человеческая. А вы говорите, ферма. Здесь сошлись душа, чудо и любовь. Без которых молока не бывает. Тем более парного…

Молоко назвали "Утро родины"

По данным министерства сельского хозяйства Сахалинской области, жители единственного островного региона России потребляют ежегодно от 67 тысяч до 70 тысяч тонн молока. До прошлого года большая часть молока завозилась из других регионов России.

География поставок чрезвычайно широка - от Москвы до Благовещенска. Я видел своими глазами в одном из магазинчиков курильского острова Шикотан молоко, упакованное в городе Гатчине Ленинградской области.

До конца 2019 года в магазинах Сахалинской области будет больше половины молока, которое надоили от своих, островных, буренок. Цена литра пастеризованного, а значит, максимально живого, молока от местных коров стоит 67 рублей 43 копейки за литр. "Это потребительская цена",- сказала "СОЮЗу" Тамара Муленкова, заместитель министра сельского хозяйства Сахалинской области.

Молоко на далеком острове выпускается под маркой известного и проверенного временем бренда с говорящим названием "Утро Родины".

"Утро" производит молоко разной степени жирности, кефир, ряженку, варенец и еще добрый десяток вкусных молочных продуктов.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно