Запаслись к новому сезону

Запаслись к новому сезону

Источник: Людмила Малютина Агроинвестор, май 2016

Высокий урожай прошлого года, несмотря на активный экспорт зерна и рост потребления, к началу сезона-2016/17 позволит сформировать общие запасы в 14–15 млн т. Это выше среднего за последнее десятилетие, что позволит обеспечить стабильность рынка и, скорее всего, не внесет коррективы в ценовую ситуацию.

Людмила Малютина

По данным Росстата, на 1 апреля 2016 года во всех сельхозпредприятиях страны скопилось 12,1 млн т зерна. Это меньше, чем год назад, когда запасы составляли 12,4 млн т, и к началу нового сезона (1 июля 2016-го) этот объем еще сократится. Но с учетом наличия зерна в государственном интервенционном фонде (ГИФ) к концу 2015/16 сельхозгода остатки будут выше средних значений за последнее десятилетие.

Сколько останется?

Эксперты зернового рынка расходятся в своих оценках конечных запасов зерна. Больше всего по итогам сезона на свободном рынке и в интервенционном фонде рассчитывает увидеть Российский зерновой союз (РЗС), который прогнозирует, что остатки достигнут 15–16 млн т. Прежде всего это связано с высокими объемами производства в 2015 году. «Более точная оценка будет, когда станет понятно, сколько зерна мы поставим за рубеж, — говорит вице-президент союза Александр Корбут. — Наш предварительный прогноз вывоза — 33,5–34,5 млн т». «Русагротранс» оценивает конечные запасы зерна у сельхозпроизводителей на 0,5 млн т ниже показателя прошлого сельхозгода — около 11,5 млн т. Плюс примерно 3,2 млн т в интервенционном фонде. «Итого 14,7 млн т, — подсчитывает замдиректора департамента стратегического маркетинга компании Игорь Павенский. — Сокращению запасов будет способствовать рекордный экспорт, который вместе с мукой и зернобобовыми составит около 34,9 млн т».

Прогноз аналитической компании «ПроЗерно» — 13,1 млн т в остатке, из них 9,18 млн т — пшеница. «Начальные запасы зерна в сезоне-2015/16 были на уровне 14,33 млн т (9,1 млн т — пшеница), таким образом, к концу сельхозгода этот объем снизится на 1,23 млн т, но по пшенице произойдет небольшое увеличение, — уточняет гендиректор компании Владимир Петриченко. — Кроме того, изменится структура запасов этой агрокультуры, ее распределение между свободным рынком и госфондом». Так, объем всего зерна в ГИФ вырастет с 1,9 млн т до 3,1 млн т, в том числе пшеницы — с 1,5 млн т до 2,8 млн т. Свободный рынок наоборот сократится с 12,4 млн т до 10 млн т в целом по зерну и с 7,5 млн т до 6,4 млн т по пшенице. Уменьшению запасов в первую очередь способствует существенное расширение экспортного потенциала, отмечает эксперт. По его прогнозу, объем вывоза по итогам сезона может достичь 34,5 млн т против 31,7 млн т годом ранее.

Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) рассчитывает, что при экспорте зерновых и зернобобовых на уровне 33,6 млн т по запасам Россия выйдет на уровень прошлого года — примерно 14,5 млн т. «По итогам этого сезона начальные и конечные запасы зерна окажутся близкими по объему за счет сниженного валового сбора и рекордного экспорта», — добавляет ведущий эксперт ИКАР Евгений Зайцев.

Региональная структура распределения запасов зерна выглядит традиционно. Уровень остатков в центральных регионах страны, который на 1 марта превышал прошлогодний на 37% и составлял 8,9 млн т, сохранится высоким и к концу сельхозгода, считает Павенский. В ЮФО к началу весны запасы были на 18% больше, чем годом ранее — 5,4 млн т. «Но продолжающийся активный экспорт, несмотря на близость конца сезона, сократит эти объемы», — уверен эксперт. В Приволжье, Сибири и на Урале запасы зерна уже в апреле были ниже, чем в прошлом году.

Большие (по крайней мере с 2010 года) запасы зерна в ЦФО к концу сезона, вероятно, останутся на высоком уровне и составят около 4,3 млн т без учета нового урожая, полагает Зайцев. Такие объемы в центре страны сформированы благодаря рекордному сбору кукурузы, которая из этого округа уходит на экспорт меньше других зерновых агрокультур. Юг и Северный Кавказ за счет значительного вывоза, потоки которого на 80–90% формируются именно в этих регионах, сохранят запасы на уровне 2016-го — примерно 3 млн т. В Приволжье, Урале и Сибири остатки зерна будут на среднегодовом уровне и составят порядка 2,8 млн т, 1,2 млн т и 2,6 млн т. «Экспорт здесь в последние сезоны невелик, поэтому из года в год за счет внутреннего потребления остаточные объемы зерна фиксируются примерно на одном уровне, за исключением рекордных по сбору сезонов», — комментирует Зайцев.

Запасы ГИФ, по мнению Владимира Петриченко, в основном сосредоточены в Сибирском федеральном округе. «Но интервенционный фонд сам по себе весьма динамичен, — отмечает эксперт. — Например, оттуда брали 25 тыс. т зерна для отправки в качестве гуманитарной помощи в Сирию, также были поставки на нужды Московской области». Кроме того, в ближайшее время можно ожидать решения о проведении товарных интервенций в Восточной Сибири, а значит, объем зерна в фонде опять изменится.

Что у аграриев

У опрошенных «Агроинвестором» сельхозпроизводителей к апрелю еще были запасы зерна. Компания «Елань» (Оренбургская область) к этому времени реализовала всю продовольственную рожь (фуражную оставили на корм для КРС) и часть пшеницы. Первой в 2015-м было собрано около 3,5 тыс. т. «Ранее в некоторые годы рожь накапливалась на элеваторе, например если был большой урожай или она не была востребована в имеющемся объеме, потом постепенно распродавали, — рассказывает гендиректор предприятия Алексей Орлов. — Но мы сократили посевы агрокультуры, и больших запасов ржи теперь не накапливается». Из 5 тыс. т урожая мягкой пшеницы компания реализовала только около половины, твердая практически вся (4 тыс. т) в середине весны хранилась на элеваторе. «Цена твердой пшеницы была на пике в августе-сентябре 2015-го, тогда она стоила до 18 тыс. руб./т, но мы не успели ее продать, — сожалеет руководитель. — Потом эта агрокультура стала дешеветь, и мы решили ее придержать. Ждем повышения цены хотя бы до 17 тыс. руб./т, нынешний уровень — 15 тыс. руб./т — нас не устраивает». Нереализованное зерно «Елань» хранит на собственном Заглядинском элеваторе мощностью 140 тыс. т. Там же лежит зерно интервенционного фонда, Госрезерва и клиентские запасы.

«Старт» (Свердловская область) к апрелю реализовал только половину урожая пшеницы. «Мы придерживали продажи в ожидании дальнейшего роста цен, но этого не произошло, — признает замдиректора компании Евгений Коковин. — Правда, они и не снизились и в последние два месяца остаются стабильными: фуражная пшеница стоит около 9,6 тыс. руб./т».

Почти весь урожай зерна в саратовском агрохолдинге «Зерно жизни» (входит в СИНКО) к началу апреля был продан, оставалось лишь 10–15 тыс. т, в основном пшеницы, рассказывает директор компании Андрей Зорин. «Что-то реализовываем сразу, что-то оставляем и продаем позже, когда понадобится, таким образом диверсифицируем риски, — говорит он. — Вообще, проблем с реализацией нет». К тому же у агрохолдинга есть два собственных мукомольных предприятия (совокупной мощностью размола - до 500 т/сутки), чтобы они не останавливали работу, также необходимы запасы зерна. Для формирования помольных партий необходимо, чтобы пшеница «отлежалась». «Иногда мы оставляем именно зерно высокого качества, чтобы было пространство для маневра, если вдруг в следующем сезоне качество собранного урожая будет хуже», — добавляет Зорин.

А вот «ПродЭкс» (Томская область) реализовал весь урожай. «Продано все зерно, кроме отобранного на посев, — говорил в апреле председатель совета директоров компании Михаил Родионов. — Но у нас пшеницей занято всего 3 тыс. га, и эти объемы пока не показательны». Компания работает по правилу «продавай, за сколько продается, и покупай, за сколько покупается», добавляет он. Когда и что реализовывать, определяет финансовый план. После сбора зерно хранится на собственном зернохранилище.

«Тамбовские фермы» тоже продали все собранное зерно — 10 тыс. т озимой пшеницы, по 15 тыс. т кукурузы и пивоваренного ячменя. «Обычно мы начинаем реализацию, когда считаем, что цена справедливая и полученный доход даст возможность компенсировать затраты, подготовить технику, вложиться во все необходимые для следующего сезона ресурсы», — перечисляет гендиректор компании Игорь Поляков. По его словам, у компании ни разу не было нереализованных остатков, хотя и есть собственный элеватор, где их можно было бы держать. «Какой в этом смысл? Мы храним на элеваторе выращенный урожай, но обычно быстро распродаем его», — добавляет руководитель.

Придерживают, чтобы заработать

У «Елани» ежегодно формируются остатки зерна, в основном это рожь и пшеница, но бывают и другие агрокультуры. Например, раньше такое случалось и с гречихой, вспоминает Орлов, но сейчас она стала более востребована рынком и ее не остается. Придерживают зерно и соседние предприятия, знает он. «Хозяйство наших акционеров в течение двух лет хранило рожь. Конечно, ее владелец нес определенные издержки, оплачивая услуги элеватора, но в итоге зерно удалось продать более чем в два раза дороже цены, которая была в год сбора урожая — за 7,5 тыс. руб./т против 3,5 тыс. руб./т, — приводит пример руководитель. — Хранение обходилось в 1,5 тыс. руб./т за год». Сама «Елань» тоже может хранить зерно до двух-трех лет, но иногда продает его, не дожидаясь хорошей цены, по мере необходимости: например, если пора делать какие-то важные инвестиции или платить по кредитам.

В «Старте» переходящие остатки зерна формируются достаточно редко, отмечает Коковин. «В основном в годы низкой конъюнктуры, как, например, это было в 2009 и в 2011 годах, — поясняет он. — Тогда не было смысла реализовывать зерно по ценам значительно ниже, чем в прошедшем сезоне».

«Старт» каждый год следует стратегии придерживать зерно и к реализации основного урожая приступает не раньше чем в ноябре-декабре. В августе, когда массовый сбор в регионе еще не начался и сохраняются цены доуборочного периода, компания сбывает раннее зерно — озимые или скороспелые сорта яровых, если успевает что-то собрать к тому времени. «Тогда зерно стоит процентов на двадцать дороже, — сравнивает Коковин. — В это время предложений на рынке мало, переработчики могут испытывать дефицит сырья из-за того, что все стараются подойти к новому сезону с минимальными запасами». Любая задержка сбора урожая создает переработчикам сложности в обеспечении мощностей сырьем, а аграриям дает возможность продать часть зерна нового урожая по высоким ценам, комментирует он.

Тем не менее Коковин рассчитывает реализовать имеющиеся остатки до конца сезона-2015/16. Он не видит перспектив для стремительного роста цен, оправдывающих затраты на дальнейшее хранение зерна в течение ближайшего полугода. «Хранение на элеваторе каждой тонны зерна обойдется в 0,5 тыс. руб., поэтому придерживать его дальше нецелесообразно», — уверен он. Такое же мнение у большинства хозяйств Поволжья и Урала, считает руководитель. «В нашей зоне обеспеченность растениеводов оборотными средствами оставляет желать лучшего, поэтому к старту нового сезона в нашем регионе остатки будут минимальны», — полагает Коковин.

«Зерно жизни» хранит остатки зерна на своих элеваторах (совокупной мощностью – 350 тыс. т), наличие которых позволяет холдингу реализовывать урожай постепенно. «У нас постоянно есть какой-то объем зерна, но к началу следующего сезона будет минимум остатков», — рассчитывает Зорин. Придерживая реализацию зерна, компания не раз зарабатывала на нем больше за счет роста цены в течение сезона, что часто случается с пшеницей, уточняет он. Но бывали и обратные ситуации, когда, несмотря на ожидания, цена так и не увеличивалась.

Влияние на рынок

Формирование высоких запасов зерна к концу сезона может негативно повлиять на ценовую конъюнктуру следующего сельхозгода. Но сейчас этого не случится, уверены эксперты. По мнению Павенского, конечные запасы зерна будут на вполне «приемлемом уровне» и не станут оказывать никакого давления на рынок. Гораздо больше на него могут повлиять будущий урожай в стране и мире, а также курсы валют. «Русагротранс» прогнозирует, что объем производства зерна в России в 2016 году составит около 100–102 млн т. «Это оценка на фоне благоприятной ситуации с посевами озимых на Юге и в Приволжье и худшей, чем в прошлом году, ситуацией в ряде центральных регионов», — поясняет эксперт. Котировки на новый урожай находятся на уровне $175/т (FOB глубоководный порт), то есть фактически схожи с ценами на старте сезона-2014/15.

Начальные запасы текущего сезона были избыточными, полагает Владимир Петриченко. Этот факт отразился на рынке, приведя к падению цены, несмотря на очень хороший курс рубля к доллару. В этом году остатки не провоцируют резкий обвал цен в начале следующего сезона, даже если урожай зерна опять будет на высоком уровне, считает эксперт. По прогнозу «ПроЗерно», в 2016-м может быть собрано 104,6 млн т. Снижение запасов, безусловно, хороший показатель для рынка, при этом они могли оказаться еще немного меньше, если бы темпы экспорта не сдерживала действующая вывозная пошлина, обращает внимание Петриченко. При уровне потребления около 72 млн т зерна оптимальными для рынка были бы запасы ГИФ в 3 млн т и примерно 9–10 млн т на свободном рынке, добавляет он.

По мнению Зайцева, на протяжении трех последних лет урожай и запасы зерна находятся на оптимальных уровнях и не оказывали серьезного влияния на ценообразование. Тем более что девальвация рубля и последовавшее за ней увеличение экспортного потока нивелируют какие-либо последствия высоких остатков, говорит он. По оценке эксперта, наилучший коридор переходящих запасов зерновых просчитывается на уровне 10–12 млн т (без ГИФ), причем важную роль здесь играет соотношение долей агрокультур. Примерно 60% объема должно приходиться на пшеницу, по 10% на ячмень и кукурузу, 20% — на прочие зерновые и зернобобовые агрокультуры.

Высокие запасы зерна позволяют обеспечивать стабильность продовольственного рынка, добавляет Александр Корбут. Но когда к началу сбора нового урожая остатки слишком большие, это может неблагоприятно отразиться на ценовой ситуации. «Они должны быть на рациональном уровне, — подчеркивает он. — Оптимально, если запасы продовольствия (не только зерна) соответствуют объемам примерно двухмесячного внутреннего потребления. В текущем сезоне, скорее всего, мы и выйдем на этот уровень».

Стали больше потреблять

Кроме высокого урожая и активного экспорта, на формирование объемов конечных запасов зерна влияет и уровень его потребления. Эксперты по-разному оценивают этот показатель. Так, Владимир Петриченко говорит о 72,4 млн т, из которых 37,8 млн т — пшеница, против 71,6 млн т в сезоне-2014/15. По его мнению, в 2016/17 сельхозгоду потребление зерна продолжит увеличиваться и может прибавить еще примерно 0,95 млн т. В первую очередь рост будет идти за счет увеличения объемов, поступающих на кормовые цели. При этом потребление зерна в стране растет непропорционально увеличению производства мяса и яиц, обращает внимание эксперт. «Выпуск продукции животноводства увеличивается быстрее благодаря более эффективной конверсии и практичному использованию кормов, — акцентирует он. — Поэтому сейчас для производства большего объема мяса и яиц нужен меньший, чем это было раньше, объем зерна».

По оценке «Русагротранса», объемы потребления зерна в России сохранятся на прошлогоднем уровне — около 71,5 млн т — за счет небольшого увеличения использования на кормовые цели и продолжающегося снижения — на продовольственные. «Птице- и свиноводство растут за счет эффективных предприятий, обеспечивающих высокую конверсию зерна и кормов в целом, тогда как в хозяйствах населения, где этот показатель находится на низком уровне, идет падение производства», — обращает внимание Павенский.

Внутреннее потребление зерна в стране повысилось с 68,5 млн т в сезоне-2014/15 до 70–70,5 млн т в текущем, отмечает Зайцев. «В следующем году, вероятнее всего, продолжит действовать тренд на увеличение потребления, в особенности фуражного зерна, хотя темп прироста будет меньше», — добавляет эксперт. РЗС прогнозирует стагнацию потребления. «В текущем сельхозгоду этот показатель у нас окажется на уровне сезона-2014/15 — 70–71 млн т», — считает Александр Корбут.

О запасах в ГИФ

По данным ИКАР, на момент завершения закупочных интервенций в середине апреля в госфонде было около 3,6 млн т зерна, из которых примерно 1,9 млн т — урожай прошлых лет и 1,7 млн т — текущего сезона. Основной запас урожая 2015 года (около 900 тыс. т) сформирован на территории Сибири, преимущественно это пшеница третьего и четвертого класса. «В начале прошлого сезона запасы в ГИФ были невысоки. Под влиянием девальвации рубля все больше и больше объемов зерна стало уходить с рынка. Несмотря на довольно высокий валовой сбор, государство беспокоило минимальное наличие зерна в фонде, поэтому активизировались закупочные интервенции, — рассказывает Евгений Зайцев. — В текущем сезоне закупка зерна в ГИФ, причем по весьма высоким ценам, продолжилась по инерции после панических настроений, сформированных в прошлом сельхозгоду». По сути, интервенции используются как инструмент повышения цены на рынке. Но с прошлого сезона государство применяло их на растущем рынке, чем дополнительно разгоняло его, устанавливая новые психологические минимумы цен.

Место для вашей рекламы

Возможно, вам это будет интересно