Источник: Abireg.ru Александр Пирогов
Воронежский овощевод Вячеслав Тян: «Всё идет по плану»

Воронежский овощевод Вячеслав Тян: «Всё идет по плану»

Интервью

Вячеслав Тян

Вячеслав Тян

Воронежский овощевод

Помните популярную песню времен перестройки, где были строчки: «Я купил журнал «Корея», там тоже хорошо». Так вот, в Северной Корее, про которую пел Егор Летов, Вячеслав Тян никогда не был. Родился и больше 45 лет прожил в Узбекистане, куда его родителей депортировали во время войны. Всю жизнь работал дальнобойщиком, возил хлопок в Европу и не мог себе представить, что станет одним из крупных овощеводов Воронежской области. Корреспондент «Абирега» поинтересовался, за что корейцы не любят татар и что нужно для того, чтобы вырастить хороший «борщ».

– Вячеслав Григорьевич, человек с годами становится менее легким на подъем. Что подвигло вас в не самом юном возрасте переехать из Узбекистана в Россию? Неужели проблемы межнациональных отношений и на корейцев распространялись?

– Нет, узбеки к корейцам всегда хорошо относились. Мы народ работящий, непьющий, в быту скромный. Кореец никогда во власть не полезет. В лучшем случае – специалист среднего звена, и на корейца всегда можно возложить любую работу, ответственность и трудолюбие у нас в крови. А переезд состоялся по чисто экономическим причинам.

– Как случилось, что вас занесло именно в Воронежскую область?

– Меня пригласили в Воронеж в конце 1990-х мои московские друзья, они владели в Боброве консервным заводом. Мы, двое корейцев и один русский, выкупили большую овощную базу № 6 в микрорайоне ВАИ. База была хорошо известна с советских времен, но находилась в запустении. Мы пригласили из Узбекистана несколько соотечественников-корейцев, за год привели базу более-менее в порядок. Но как это бывало в России в те годы, как только актив начинает собой хоть что-то представлять, находятся желающие на него наложить лапу. Так и у нас вышло: пришли местные бандиты и «отжали» базу. Мы перебазировались в Бобров в 2001 году. Глава района Анатолий Балбеков выделил нам в Сухой Березовке в целевую аренду под выращивание овощей 40 га земли сроком на 10 лет. Постепенно расширялись, а спустя 10 лет взяли в аренду землю уже на 49 лет. Сразу купили в деревне дом-пятистенок. Газа не было, углем отапливали. Ранней весной рыли землянки рядом с полями, там и ночевали: пешком по весне до деревни не дойдешь. Собрали первый урожай – вагончики для рабочих поставили. Сезонников нанимаем в основном корейцев из Узбекистана, один старший на 30-40 человек. Проблем с трудовой дисциплиной не было никогда. Летом местная молодежь из города приезжает на каникулы, тоже подрабатывают. Работа сдельная, в день от 500 до 1 тыс. рублей. А база воронежским бандитам доходов не принесла, ее закрыли почти сразу: овощи любят труд. Москвичи, которые нас сюда пригласили, чуть позже свой консервный завод тоже закрыли: он морально устарел и доходов не приносил. Сейчас продается, но желающих купить нет.

– А сами почему не купите? В Бобровском и соседнем Таловском районе овощеводство открытого грунта сильно развито, без сырья точно бы не остались.

– Придется всё модернизировать, по сути, новый завод строить, у нас таких денег нет. Взять-то легко, да отдавать потом трудно. А про то, что овощеводство здесь на высоте – это точно. Мы стараемся держаться втроем: я, мой бобровский сосед Вячеслав Жикунов и Петр Мордасов из Таловой. Мы примерно в одно время начинали работать, начинали с малого: у Жикунова всего 20 га вначале было. Проблемы общие – низкие оптовые цены на овощи и несвоевременная оплата. Когда надо, стараемся кооперироваться: «каплю» (это система полива такая) почти всегда вместе покупаем – дешевле выходит.

– Системы полива – это ваша главная статья расходов?

– В общем да, если не считать зарплату сезонников. Сегодня без капельной системы полива не обойтись. Проблема в том, что основная часть – капельная лента – сделана из полиэтилена и служит три-четыре года. Но альтернативы нет: «капля» – самая удобная и экономичная система полива, при которой вода достигает самых корней растения. Мы пользуемся как российской системой «Зеленая река», так и китайскими аналогами. В год на текущую замену «капли» уходит от 3 до 5 млн рублей, но вложения себя оправдывают. «Капля» не единственная крупная статья расходов: покупаем и трактора, и навесное оборудование, и специализированные итальянские транспортеры для уборки овощей. Цена одного транспортера – около 1 млн рублей. Еще большие расходы – это агрохимия, средства защиты растений, но тут системы расчетов удобные: предоплата только 20%, остальное – после сбора урожая.

– Раньше ведь как-то без «капли» обходились?

– После знаменитой засухи 2010 года, когда были массовые лесные пожары во всей центральной России, летние месяцы в наших краях стали более жаркими и засушливыми. С этого момента представить себе овощеводство на открытом грунте без «капли» уже невозможно. Не знаю, как скоро закончится этот засушливый цикл, но ничего вечного в природе не бывает. Наши поля рядом с большим прудом расположены. Мы регулярно чистим землю вокруг него, освобождаем родники.

– Сколько у вас сейчас земли? Что на ней выращиваете?

– Земли 300 га в Сухой Березовке, тут вся земля отдана под овощи. Выращиваем почти 20 видов овощей, но основное – это так называемый борщовый набор: лук, томат, морковь, капуста, свекла. На втором месте по занимаемым посевным площадям огурцы, потом – кабачки. Пробовали выращивать зелень – не пошло, сложно конкурировать с южными регионами. Еще 200 га земли есть в соседней деревне, но там мало воды, и я ее сыну отдал под выращивание зерна. Второй сын тоже аграрием стал, здесь в Боброве работает, только чуть подальше от нас, землю в субаренду берет. Дочка вышла замуж и в Москву уехала. У меня два внука и четыре внучки. Старшие внуки уже помогают по хозяйству.

– Как обстоят дела со сбытом и ценой? Я не увидел у вас места, где можно хранить урожай.

– Вы правы, продаем всё с поля. У Вячеслава Жикунова – он все-таки покрупнее будет – есть где хранить, у нас – нет. В принципе, вопроса, как продать урожай, нет, вопрос – в цене и своевременной оплате. Много забирают и в Москву, и в Питер, и в Архангельск. Возим и на ближайшие консервные заводы. Но самый стабильный потребитель – это база в Воронеже, они сами моют, фасуют и развозят по супермаркетам. Еще один стратегический, но очень тяжелый партнер – завод по шоковой заморозке овощей в Белгороде. Берут много, платят всегда, но задержка платежей бывает до полугода. Сейчас сыновья поехали в Польшу на семинар. Поляки – первые в мире по технологии заморозки овощей. Может быть, со временем будем сами замораживать свой урожай. Всё идет по плану.

– В этом году вашим соседом в Сухой Березовке стал знаменитый молочник Штефан Дюрр. Успели познакомиться? Как вам живется с новым соседом?

– Лично познакомиться не успел, только пару раз видел, а с его людьми живем очень хорошо. У нас есть общая проблема – дороги в селе. Так вот старых хозяев – татар – было не допроситься что-то вместе сделать. (До Дюрра здесь работал агрохолдинг «Красный Восток» из Татарстана – прим. автора.) А «ЭкоНива» с немецкой педантичностью поддерживает в селе чистоту. Мы помогаем и новым соседством довольны.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно