В Липецкой области поспорили за урожай

В Липецкой области поспорили за урожай

Источник: Коммерсантъ

В Липецкой области в новую стадию перешел конфликт между КФХ Анастасии Плохих и ООО «Сельскохозяйственное предприятие “Мокрое”» владельца СУ-11 «Липецкстрой» Виктора Григорьева. Компании спорят за 722 га земли пайщиков, которые до 2017 года обрабатывало «Мокрое», а с 2019-го — КФХ. «Мокрое», считая, что имеет права на землю как добросовестный арендатор, сначала блокировало на поле технику КФХ, а на днях вопреки решению суда стало убирать зерно своей техникой. Юристы отмечают, что у КФХ есть множество законных способов защитить свои поля, но некоторые из них могут затянуться до окончания уборочной кампании.

722 га в Лебедянском районе, из которых засеяно яровыми зерновыми 550, стали предметом спора между КФХ и СХП два года назад. «27 июля мы случайно узнали, что на поле площадью 12 га заехали девять уборочных комбайнов и три КамАЗа "Мокрого", — рассказала вчера “Ъ-Черноземье” Анастасия Плохих. — Мы остановили уборку, вызвали полицию — хотели, чтобы уже загруженное зерно отправили на ответственное хранение. Но этого сделано не было: в итоге два грузовика с 25-27 т зерна каждый отгрузили его на элеватор, близкий к владельцу "Мокрого", а один так и стоит груженый в поле. Фактически это хищение».

Она пояснила, что представители «Мокрого» подписали акт осмотра, образцы зерна были отобраны полицейскими. Полиция проводит проверку. «Что будем делать дальше — сказать сложно. По состоянию на вторник зерно еще не было готово к уборке. "Мокрое" могло его убрать уже тогда, потому что закладывает зерно в так называемые рукава — технология позволяет получить хорошее качество. У нас такой возможности нет, зерно должно еще постоять. Ожидаем дальнейших препятствий при уборке».

По ее словам, в КФХ теперь будут обращаться за компенсацией ущерба в 2021-м, сумму ущерба там сейчас подсчитывают.

13 сентября 2019 года дольщики — владельцы земельных участков на территории сельсовета заключили договор их аренды с КФХ Анастасии Плохих, а в апреле 2020 года многие из них продали свои наделы хозяйству. До 2017 года в течение десяти лет эту землю обрабатывало «Мокрое», но у компании закончился срок действия договоров аренды, и она стала оспаривать решения собрания в райсуде. В СХП настаивали, что дольщики не оформляли свои наделы надлежащим образом, а «Мокрое» имеет право на получение земли в аренду или собственность без торгов как добросовестный пользователь (это позволяет сделать ФЗ «Об обороте земель сельхозназначения».— “Ъ-Черноземье”).

Действия КФХ и физлиц «направлены на захват земельного участка», заявили в «Мокром» в ходе заседаний суда.

Несколько дольщиков встали на сторону сельхозпредприятия. А 27 марта 2020 года представители СХП «Мокрое» обратились в полицию, заявив, что глава КФХ «претендует на обработку» спорного земельного участка. Но 29 июля полицейские вынесли отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Со своей стороны госпожа Плохих обратилась в мае 2020 года в арбитражный суд. Она заявила, что в марте 2020-го направила на участок технику для обработки земли, но при подъезде к участку автодорога была перекрыта машинами «Мокрого». Начать полевые работы КФХ не смогло. Позднее работники и автотранспорт СХП продолжали препятствовать работам.

В июле суды Липецкой области вынесли два решения по спору КФХ и СХП «Мокрое». 7 июля областной суд оставил без изменения решение Лебедянского райсуда от 3 марта, который отказал СХП в иске к главе КФХ Анастасии Плохих, ряду физлиц и администрации Куйманского сельсовета о признании решений общего собрания, а также договоров аренды и купли-продажи ничтожными. А арбитражный суд на днях обязал «Мокрое» «устранить препятствия в пользовании КФХ спорным земельным участком в виде запрещения ограничения физического доступа и создания препятствий для его использования». Решение в силу пока не вступило.

В конце прошлой недели госпоже Плохих позвонил сотрудник администрации области, представившийся заместителем секретаря реготделения «Единой России»: «Позднее мне сказали, что это был заместитель губернатора». По ее словам, он интересовался точками зрения сторон на конфликт. Также госпожу Плохих вызвали в администрацию района, где состоялся разговор «в пять минут ни о чем», рассказала “Ъ-Черноземье” Анастасия Плохих: «Только время потеряли. У нас есть договоры, все по закону. Но никто на нас не давил. Смутило только, что зачем-то требовали заверенное решение областного суда — но получить его нереально, оно еще находится в облсуде».

По ее словам, КФХ с прошлой недели удалось убрать со спорной земли еще около 250 га, но сотрудники «Мокрого» «уничтожили зерновые примерно на 5 га», пытаясь «КамАЗами» остановить комбайны.

В СХП «Мокрое» не смогли пояснить “Ъ-Черноземье”, почему решили проводить уборку на спорном поле. В компании сказали “Ъ-Черноземье”, что гендиректор Ольга Корвякова «находится в полях». Мобильные телефоны сотрудников компании не отвечали или были выключены. По словам собеседников “Ъ-Черноземье”, близких к конфликту, в конце прошлой недели в РОВД были зарегистрированы заявления от представителей «Мокрого» о том, что неизвестные порезали шины на их сельхозтехнике. Анастасия Плохих предпочла пока не комментировать эти заявления.

Курирующий АПК замглавы Лебедянского района Артем Польшин не отвечал на звонки“Ъ-Черноземье”.

На прошлой неделе в липецких telegram-каналах появились фотографии, на которых якобы видны приехавшие в Лебедянский РОВД первый замглавы администрации региона (в числе прочего курирует АПК) Николай Тагинцев и спикер облсовета Павел Путилин. Николай Тагинцев вчера сказал “Ъ-Черноземье”, что действительно уточнял информацию у местных чиновников и приезжал в полицию: «Пообщались с руководителем отдела, чтобы убедиться, что все идет в рамках закона. Одна сторона убирает урожай, вторая предъявляет претензии в суде. Я вмешиваться в спор хозяйствующих субъектов не могу».

Павел Путилин сказал “Ъ-Черноземье” что всегда посещает районы области, особенно те, в которых происходят хозяйственные споры. Спикер подчеркнул, что смотрит на политическую обстановку и не вмешивается: «Для этого есть компетентные органы».

Адвокат юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Ярослав Шицле отмечает, что с учетом решения арбитражного суда у главы КФХ «есть целый набор инструментов» для пресечения действий СХП: «Она может просить взыскать судебную неустойку за каждый факт неисполнения решения суда, размер которой может рассчитываться в геометрической прогрессии. Также глава КФХ может обратиться в правоохранительные органы с заявлениями о возбуждении уголовного дела. Главное сейчас — зафиксировать факт изъятия урожая для предъявления иска о взыскании убытков».

Партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко отмечает, что после вступления решения в силу исполнительный лист будет предъявлен судебным приставам, которые «будут разбираться с ответчиком»: «Но это случится не раньше конца августа, потому что срок на обжалование составляет один месяц и при желании ответчика может быть продлен путем подачи им апелляционной жалобы. Тогда решение вступит в силу уже после окончания сельскохозяйственных работ — а значит, сделает исполнение решения неактуальным. В этой ситуации истец может попробовать попросить суд принять обеспечительные меры, но вопрос удовлетворения такого ходатайства крайне непредсказуем».

Член Ассоциации юристов России Юлия Рамзенкова отмечает, что владельцы могут обратиться с заявлением о привлечении к уголовной ответственности за злостное неисполнение решения суда: «Уже сейчас представители КФХ вправе по факту каждого нарушения вызывать полицию и требовать устранения нарушения прав. Вместе с тем КФХ не лишено возможности обратиться с иском о возмещении убытков. При этом в процессе разбирательства нужно доказать не только факт нарушения, но представить расчет ущерба».

Реклама

Возможно, вам это будет интересно