Россия успешно конкурирует на рынке зерна благодаря высокому качеству продукции

Источник: Российская Газета
Юлия Королева

Интервью: Юлия Королева

Директор Центра оценки качества зерна

Директор Центра оценки качества зерна Юлия Королева рассказала "РГ" о том, есть ли претензии к качеству нашего зерна и много ли в России некачественных пестицидов и ГМО-продукции.

Все выращенное зерно проходит контроль в местах производства. Фото: Татьяна КравченкоВсе выращенное зерно проходит контроль в местах производства. 

Качество нашего зерна в 2020 году улучшилось. Но вы недавно говорили, что претензии со стороны стран-импортеров участились. Где правда?

Юлия Королева: Качество российского зерна урожая 2020 года было одним из лучших в истории. По количеству пшеницы 3-го класса мы получили рекорд - 28,2 миллиона тонн в зачетном весе. У нас последние годы очень хорошее качество мягкой пшеницы, в том числе пшеницы с протеином более 12,5 процента было получено 50 миллионов тонн в урожае 2020 года.

А претензии поступают не только по параметрам качества, но и безопасности, карантинного фитосанитарного состояния. Рост числа претензий связан в первую очередь с увеличением объема экспорта с 39 миллионов в 2016 году до 59 миллионов тонн в 2020-м. Количество стран-импортеров достигло 136. Конкуренция на рынке очень высокая, роль России как крупного поставщика сельхозпродукции (особенно зерна, и пшеницы в первую очередь) увеличилась. Мы конкурируем с США, Канадой, Австралией, Аргентиной и Украиной, к которым претензий не меньше.

Закон о прослеживаемости зерна, который принят, поможет нам снизить количество этих претензий?

Юлия Королева: Прослеживаемость должна быть: мы должны знать, с какого поля и с какими параметрами качества (потребительскими свойствами) выращено зерно. Соответствует ли оно российским требованиям, а при дальнейших поставках продукции на экспорт соответствует ли она требованиям каждой конкретной страны-покупателя.

Качество российского зерна урожая 2020 года было одним из лучших в новейшей истории
Прослеживаемость может продемонстрировать действенный механизм контроля от поля до прилавка и стать нашим аргументом в переговорах с Китаем по допуску нашей пшеницы с европейской части и юга страны, для отгрузок из портов Краснодарского края. У Китая строгие требования, а прослеживаемость даст нам возможность показать состояние зерна от каждого поля.

Что будет делать ваш центр в рамках этого закона?

Юлия Королева: Проводить мониторинг качества зерна в местах выращивания. Раньше проверяли не менее половины от объема урожая (в том числе на элеваторах и хлебоприемных предприятиях). А теперь закон предусматривает проверку всего выращенного зерна только в местах производства, чтобы точно знать, какое зерно где было выращено.

Мониторинг предусматривает проверку потребительских свойств пшеницы мягкой, твердой, ржи, ячменя, в том числе ячменя пивоваренного, кукурузы, гречихи. Добавятся основные масличные культуры - соя, рапс, подсолнечник и лен. Хочу подчеркнуть: для сельхозпроизводителей мониторинг качества зерна будет бесплатным. При этом он даст им возможность знать, зерно какого качества они вырастили, на какие цели они могут его направить, получив документ аккредитованной испытательной лаборатории на произведенную партию зерна.

Если это будет бесплатно, тогда в чем заключаются претензии аграриев? Много еще нерешенных вопросов?

Юлия Королева: Все нововведения настораживают. Пока сельхозпроизводителям до конца непонятно, как будет действовать этот механизм, как быстро будут проводиться лабораторные исследования. Планируется, что в систему прослеживаемости товаропроизводителем будут внесены первичные данные по местам выращивания, далее будет проводиться оценка потребительских свойств партий зерна, а после внесения данных о качестве могут быть оформлены товаросопроводительные документы на отгрузку и перемещение партий зерна для реализации и переработки. Сейчас разрабатываются подзаконные акты, которые снимут эти вопросы.

С 1 июля контроль ввоза и обращения пестицидов возвращается Россельхознадзору. По вашей оценке, велика ли доля некачественных пестицидных препаратов у нас сейчас на рынке?

Юлия Королева: На протяжении последних 10 лет контроль пестицидов отсутствовал, кроме контроля за остаточным их количеством в зерне и продуктах его переработки. Сейчас этот контроль тоже предусмотрен не в полном объеме. В полномочия Россельхознадзора будет входить контроль ввоза и перемещения пестицидов и агрохимикатов, а вот контроль ввоза продукции, которая может содержать остаточное количество пестицидов, не предусмотрен. К примеру, в прошлом году мы проверили 696 образцов пестицидных препаратов, из которых 49 не соответствовали требованиям ГОСТа: были установлены несоответствия по содержанию массовой доли действующего вещества, воды, примесей, кислотности и другим показателям.

Китай в прошлом году находил ГМО в нашем рапсе. Вы принимали участие в расследовании Россельхознадзора на этот счет?

Юлия Королева: Для нас эта новость была неожиданностью. Ведь возделывание растений с ГМО у нас запрещено. Сначала мы думали, что произошла ошибка на китайской стороне. Но мы провели большое количество исследований проб сои и рапса на содержание ГМО в наших лабораториях. В итоге ГМО были выявлены в образцах из некоторых регионов.

С одной стороны, ГМО-растения запрещено возделывать. А с другой - в прошлом году разрешили ввоз ГМО-сои для наших животноводов. Безопасна ли она?

Юлия Королева: ГМО-соя ввозится в Россию ежегодно в объеме полутора миллионов тонн из 2,2 миллиона тонн общего импорта соевых бобов. Постановлением правительства ввозить разрешено соевые бобы и соевый шрот, безопасность которых была подтверждена Россельхознадзором ранее. Эти линии разрешены в пищу человеку, и если они безопасны для человека, то явно должны быть безопасны и для животных. То есть соевый шрот с содержанием ГМО присутствовал на российском рынке и до этого. Постановление, принятое в прошлом году, просто дает возможность импортировать продукцию с содержанием тех же линий ГМО, которые были проверены и зарегистрированы ранее, без необходимости перерегистрации.

И сколько ввезено ГМО-соевого шрота с этих пор?

Юлия Королева: Объем небольшой. Всего за прошлый год импорт составил 270 тысяч тонн. Из них импорт соевого шрота с ГМО - 44,5 тысячи тонн. Постановление вступило в силу только в январе 2020 года. Какое-то время потребовалось на заключение договоров. Потом внесла свои коррективы пандемия. В этом году, возможно, объем ввоза будет чуть больше.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно