Неиспользуемые земли будут отнимать

Неиспользуемые земли будут отнимать

Источник: РБК

В Приморье ситуация с неиспользуемыми землями очень серьезная. Крупные собственники держат тысячи гектаров, которые выглядят заброшенными. Фермеру землю получить невозможно. На днях вице-премьер Юрий Трутнев напомнил региональным властям, под разными предлогами затягивающими выдачу земли: «Это не ваша собственность, а Российской Федерации». Но, кажется, федералы постоянно упускают что-то важное. Ситуация с землепользованием не меняется годами.

Как сообщил РБК Дальний Восток анонимный источник, только 6 тыс. га в Хасанском и Ханкайском районах оформлены на родственников одного из экс-губернаторов. В Шкотовском районе большей частью земель сельхозназначения владеют несколько человек. При этом значительная их часть не используется, а когда местные фермеры обращаются в районные органы по вопросам землеотвода, слышат, что «земли нет».

Впрочем, фермеры полагают, что инициатива Минсельхоза — это удар мимо цели. «Отсутствуют четкие критерии, определяющие, используется земля или нет, — рассказал Алексей Раченков, президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Приморского края). — Нерадивый собственник может пропахать четыре борозды и уйти от ответственности. В то же время мы не раз сталкивались с такой проблемой, когда на арендованном участке фермер не успел вспахать землю, потому что погода не позволяла, а сотрудники Россельхознадзора пришли с проверкой и выписали штраф, так как земля якобы не использовалась. Зачастую подобные вопросы приходится решать через суд».

Одно время власти уповали на космический мониторинг. «Базу данных предоставят в район, и можно будет легко увидеть, что происходит на участках», — говорил в 2014 году тогдашний куратор Ханкайского района Сергей Сидоренко. Однако космический мониторинг оказался бесполезен.

Фермер Дмитрий Панарин уверен, что контролировать нерадивых собственников можно и без помощи высоких технологий. «Когда год назад в связи с реализацией программы "Дальневосточный гектар" начался ажиотаж, и прокуратура пыталась выяснить, какие земли не используются, чтобы вернуть их в оборот, все это закончилось пшиком, хотя, по моему мнению, решение проблемы лежит на поверхности. Допустим, у латифундиста в собственности 100 га. Если он утверждает, что земля находится под парами, пусть предоставит журнал севооборота, пусть докажет фактами и цифрами, что делал год назад, обрабатывал ли землю в этом году, сколько собрал урожая, закупил семенного фонда, сколько было приобретено техники, нанято людей и потрачено солярки, причем эти вопросы надо задавать по осени. Если в законодательстве будет четко прописано, что при отсутствии расходов на обработку земли и денежной прибыли с нее в течение трех лет твой участок подлежит процедуре изъятия, ситуация быстро изменится к лучшему. Но сегодня землевладельцев просто штрафуют, после чего они создают видимость каких-то работ, например, вспашки, и вопрос остается открытым», — говорит он.

Совладелица КФХ «Зелень» Нина Урюпина считает, что если что-то и надо ужесточать, то это контроль за экологичным использованием земли: «Не думаю, что тонны удобрений неизвестного производства, которые люди азиатской внешности каждый сезон высыпают на окрестные поля, приносят пользу почве. Известно, что после таких "арендаторов" десятилетиями на земле просто ничего не растет. Земля используется? Да. Хорошо ли это? Сомневаюсь. Однако контроля со стороны государства за качеством почв нет».

Другая сторона проблемы — сложности с оформлением в аренду земель, которые являются собственностью муниципального образования. «Эта процедура занимает минимум девять месяцев, а то и год. Плюс есть паи, по каким-то непонятным причинам вообще не подлежащие оформлению, — говорит Раченков. — В крае достаточно неиспользуемых земель сельхозназначения, которые не имеют собственников».
По мнению аграриев, земля в Приморье стоит слишком дорого. «Выкупая участок в Октябрьском районе, я плачу 15% от его кадастровой стоимости, 100 га могут стоить миллионы, а где их взять, если цены на зерно упали на 10%, тонна дизельного топлива обходится уже в 1,1 тыс. руб., изделия из металла — культиваторы, сеялки — подорожали просто невероятно. Ситуация тяжелая, фермеры выращивают не мак и не коноплю, чтобы зарабатывать бешеные деньги. Поэтому любые попытки осложнить им жизнь со стороны государства для кого-то могут стать последней каплей», — считает фермер Анатолий Тимчишин.

По мнению Николая Анисимова, главы КФХ «Приморская ягода», предложение Минсельхоза излишне, так как действующее законодательство позволяет изымать землю, если после предписания Россельхознадзора нерадивый хозяин не начнет ее обработку в течение трех лет. Почему закон не работает, и как сделать его эффективным, чтобы собственник не имел возможности переоформить участок на родственника до начала процедуры изъятия или создать видимость сельскохозяйственных работ — это первоочередная задача Минсельхоза, считает собеседник РБК Дальний Восток.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно