Аналитики говорят о закономерности постпандемического роста цен на сырьевые товары

Аналитики говорят о закономерности постпандемического роста цен на сырьевые товары

Источник: Коммерсантъ

Цены на сырьевые товары обновляют новые максимумы (цены на кукурузу, сою и медь сейчас самые высокие за семь-восемь лет, а стоимость хлопка самая высокая за три года), однако речь не идет о надувании пузырей и спекулятивном завышении котировок, считают эксперты международной страховой компании Euler Hermes. На этих рынках действительно наблюдается повышение спроса, что является следствием восстановления экономик и ожидаемого ускорения роста мирового ВВП при сохранении ограничений со стороны предложения. В компании ждут, что ВВП США в этом году вырастет на 5,3%, Китая — на 8,2%, зоны евро — на 4,3%.

С самой низкой отметки в мае, когда на фоне пандемии резкое падение цен наблюдалось почти на все сырьевые товары, наиболее сильный рост показывают энергоресурсы, в первую очередь нефть. Этот субиндекс превысил 250 пунктов, если за 100 пунктов взять нижнюю отметку. Восстановление цен на металлы и продовольствие было более умеренным, до 150 пунктов.

В обоих случаях Китай оказал поддержу ценам в 2020 году за счет проведения закупок для формирования запасов (импорт риса, пшеницы и кукурузы вырос на 71% по сравнению с 2019 годом, но это мало затронуло ввоз из США — импорт соевых бобов еще не восстановился до уровня до пандемии).
Однако в 2021 году Китай вряд ли будет проводить такие закупки, а предложение, наоборот, вырастет вслед за снятием части ограничений, хотя в среднем цены консолидируются на более высоком уровне, полагают в Euler Hermes. Средняя цена на нефть марки Brent, по оценке экспертов компании, составит в этом году $59 за баррель, в 2022 году — $62 за баррель.

Напомним, по данным ФАО, продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, в среднем рост цен на продовольствие за весь прошлый год составил 3,1%, до 97,9 пункта (за 100 пунктов взято среднее значение 2014–2016 годов). Это трехлетний максимум, однако показатель все еще сохраняется на 25% ниже исторического пика 2011 года — 131,9 пункта (после 2014 года общемировым трендом был заметный спад цен на продовольствие). Самый резкий рост цен за год произошел на растительные масла и крупы, тогда как средняя стоимость мяса и молочной продукции снизилась, а цена на сахар осталась почти неизмененной.

Уровень спекулятивной активности инвесторов на сырьевых рынках сейчас ниже, чем в предыдущие периоды подъема цен (значение соответствующего индекса было выше в 2016–2017 годах), тем не менее растущие котировки создают риски повышения инфляции, замечают в компании.
Заметим, потребительская инфляция в США в феврале уже ускорилась до 1,7% (1,4% в январе), но этот прирост был почти целиком обеспечен ускорением роста цен на энергоносители, отмечают в Capital Economics. С учетом эффекта низкой базы базовая инфляция (без учета стоимости энергии и продовольствия) может к апрелю разогнаться выше 2%, хотя сейчас темпы ее роста локально замедлились — до 1,3%. Перспективы ускорения роста цен на этой неделе будут обсуждать и члены Комитета по открытым рынкам ФРС США, однако пока риторика представителей американского регулятора остается мягкой.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно