Источник: Сергей АЧИЛЬДИЕВ, публицист Интернет-журнал «Интересант»
Урожай большой, но чиновничьи аппетиты - еще больше

Урожай большой, но чиновничьи аппетиты - еще больше

Публицист Сергей Ачильдиев - о рекордах российского агропрома, которые почему-то никак не влияют на динамику цен в продовольственных магазинах

Ожидается, что по итогам нынешнего года российский агропром продаст своей продукции за рубеж на 18 миллиардов долларов. То есть почти на миллиард больше, чем в прошлом, тоже рекордном, году. Это наверняка обрадует и самих сельхозпроизводителей, которые получат больше прибыли, и правительство, которое получит в виде налогов прибавку в бюджет. А как насчет рядового потребителя - порадует ли его в связи с такими успехами снижение цен в продовольственных магазинах?

За первое полугодие, в сравнении с тем же периодом прошлого года, общий экспорт российской сельхозпродукции в денежном выражении вырос на 17,7 процента. Причем далеко не только за счет зерна, которое в последнее время составляет свыше трети всего отечественного сельхозэкспорта.

В этом году основную прибавку дают другие статьи продаж. Это сахар: его зарубежные поставки, по сравнению с первым полугодием 2016-го, подскочили в натуральном выражении в 66 (!) раз. Это свинина: ее экспорт увеличился вдвое - до 9,2 тысячи тонн. Это мясо птицы: его поставки выросли в полтора раза - до 49,8 тысячи тонн. Как отмечают специалисты, успешно экспортируются также подсолнечное масло, шоколад, жмыхи…

По уже сложившейся традиции, основные направления отечественного сельхозэкспорта - Ближний Восток и Северная Африка. В прошлом году в страны Персидского залива ушло 32,1 процента российского экспорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия, в североафриканские страны - еще 11 процентов.

Однако нынче появились и новшества. На первое место среди всех покупателей российской сельхозпродукции, обогнав Китай, вышел Египет. Минсельхоз, со ссылкой на таможенников, рапортовал: за январь-май Египет купил у наших аграриев сельхозпродукции и продовольствия на 812,3 миллиона долларов. На втором месте - Китай, на третьем - Казахстан. А всего за полгода экспорт продовольствия принес России 7,3 миллиарда долларов.

Директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько считает даже, что при таком удачном раскладе прогноз по экспорту за весь год - 18 миллиардов долларов - может быть превышен.

Оптимистичен и заместитель главы Министерства сельского хозяйства России Сергей Левин. Он напомнил, что в прошлом году поставки отечественной сельхозпродукции за рубеж увеличились на 4,3 процента прежде всего благодаря росту экспорта зерновых на 10 процентов, растительных масел - на 17, рыбной продукции - на 9. Иными словами, если сравнить показатели минувшего года с нынешним полугодием, хорошо видно, что российский экспорт поднимается не на одних и тех же видах продукции.

Левин также напомнил, что с начала нынешнего года Минсельхоз запустил проект «Экспорт продукции АПК», который предусматривает рост экспорта российского продовольствия до 19 миллиардов долларов в будущем году и до 21,4 миллиарда - к 2020-му.

…В общем, все хорошо. Но почему-то так и хочется добавить: «прекрасная маркиза». Что-то уж слишком много победных реляций и слишком мало аналитики, а также обсуждения трудностей. Между тем проблем в отечественном сельском хозяйстве хватает…

Почему вдруг такими сумасшедшими темпами вырос экспорт сахара, попытался объяснить глава Минсельхоза Александр Ткачев: в прошлом году в России был получен рекордный урожай сахарной свеклы - 50 миллионов тонн, что вывело нашу страну на первое место в мире по производству этой культуры. Замечательно! Но что помогло свекловодам добиться такого рекорда и удастся ли сохранить его в будущем, - об этом министр не сказал. Неизвестными остались и причины рекордов других тружеников отрасли.

А вот еще вопросы...

Несмотря на то что сбор зерновых в нашей стране растет вот уже который год подряд, до сих пор отрасль испытывает острейший дефицит в элеваторах и зернохранилищах, причем особенно современных. Так, уже упоминавшийся директор ИКАРа Дмитрий Рылько, в частности, говорит: «Сегодня запасы зерна оцениваются в 4 миллиона тонн, из которых основной объем приходится на западносибирские зернохранилища. В том случае, если в Сибири снова будет получен высокий урожай зерна, аграрии обратятся к государству с просьбой начать закупочные интервенции, чтобы избавиться от излишков на рынке. Где их хранить, пока неизвестно».

Ну, а как с перерабатывающими мощностями и хранением других видов сельхозпродукции? Оказались ли готовыми к рекордам производителей те, кто занимается переработкой сахарной свеклы, растительных масел, свинины, птицы? Хватает ли холодильных камер?..

Да и в безошибочность радостных отчетов верится не до конца. Нисколько не хочу умалить достижения наших аграриев, но мы слишком хорошо помним, какие чудовищные приписки существовали в сельском хозяйстве при советской власти. Рисовались они в высшей степени виртуозно, многократно возрастая на пути от поля или фермы до министерства. Неужели этот колоссальный опыт полностью утерян или в нынешних условиях вдруг оказался не нужен?..

А главное - непонятно, как нынешние рекорды отразятся на розничных ценах.

Резкое увеличение производства отечественной сельхозпродукции позволило снизить импорт, причем тоже рекордно - с 43 миллиардов долларов в 2013 году до 25 миллиардов в 2016-м. При этом если ассортимент в магазинах и сократился, то заметили это разве что гурманы. А вот цены продолжали неуклонно.

Нам, неразумным, объясняют: виной всему - падение рубля по отношению к ведущим мировым валютам, а также высокий уровень содержания импортных составляющих практически в любом продукте (комбикормах, оборудовании для переработки, пищевых ингредиентах и т.д.).

Однако не надо быть крупным экономистом, чтобы сообразить: цены на рынке идут вниз, когда не только предложение превышает спрос, но и существует острая конкуренция между производителями и между продавцами. У нас такой конкуренции нет и в помине. И в сельхозпроизводстве, и в переработке, и в розничной торговле - всюду, за крайне редкими исключениями, только крупные холдинги. В стране царит агропромышленный монополизм.

Если поговорить с фермерами, с представителями малого или даже среднего бизнеса в переработке, с владельцами несетевых магазинов - они расскажут, как их не пускают на рынок. Виной всему раздутый бюрократический аппарат, которому гораздо проще иметь дело с десятком крупных перекупщиков, чем с тысячами мелких хозяев. Так легче и контроль осуществлять, и отчеты составлять, и свой интерес блюсти. Больше урожая - это значит, большими будут откаты. Чиновничьи аппетиты границ, как известно, не знают.

Вот и получается, что общего снижения цен на продовольствие в ближайшее время ждать нечего, несмотря на успехи российского агропрома. Сезонные снижения встречаются? Маркетинговые скидки - чтобы привлечь покупателя или избавиться от залежавшегося товара - бывают? Ну, и будьте счастливы!

Реклама

Возможно, вам это будет интересно