Татарстанским фермерам оказались не нужны кредиты под 5% годовых

Татарстанским фермерам оказались не нужны кредиты под 5% годовых

Источник: Татьяна Колчина Реальное время

На площадке ОНФ в Москве прошла видеоконференция, посвященная доступности (точнее, недоступности) кредитных ресурсов для малых форм хозяйствования в АПК. Вступивший в действие с 1 января этого года новый механизм льготного кредитования аграриев, о необходимости которого так долго и много говорили фермеры, на самом деле фактически отрезал крестьянско-фермерским хозяйствам путь к получению коротких кредитов.

Об этом свидетельствует и статистика Минсельхоза РФ, которую изучила корреспондент «Реального времени»: к настоящему времени из 4,4 млрд рублей, выделенных на краткосрочное кредитование малых форм хозяйствования, невостребованными остались почти 3 млрд рублей.

«Кто первый встал, того и тапки»

С начала 2017 года действует новый порядок выдачи льготных (на год и по ставке до 5% годовых) займов аграриям. Если раньше они кредитовались по банковской ставке и впоследствии часть ставки по кредиту им субсидировалась из бюджета, то теперь льготные кредиты предоставляются непосредственно банками, между которыми распределяются бюджетные лимиты.

Бюджет федеральной программы господдержки сельского хозяйства на льготное кредитование предприятий АПК всех размеров и форм собственности составляет в общей сложности 15,4 млрд рублей. Из них 4,4 млрд рублей «закреплено» за малыми формами хозяйствования. На Татарстан было выделено 845 млн рублей, из которых 254 млн рублей планировалось выделить фермерам и небольшим предприятиям.

Каких-то механизмов равномерного распределения субсидий предусмотрено не было; аграрии заявлялись на кредиты в порядке живой очереди. И, как следует из данных федерального Минсельхоза, по данным на 31 марта в Татарстане в части льготного кредитования было подано заявок более чем на 2 млрд рублей.

Уже к началу апреля крупные предприятия и холдинги свой лимит практически исчерпали. Среди крупнейших получателей льготных краткосрочных (до одного года) кредитов — АО «Востокзернопродукт» (82 млн рублей по направлению «растениеводство»), «Красный Восток-Агро» (43 млн рублей по направлению «животноводство» и 18 млн рублей по направлению «молочное скотоводство»), агрофирма «Заинский» (15 млн рублей по направлению «растениеводство»), агрофирма «Сарман» (26 млн рублей по направлению «растениеводство»), ООО «Агропродукт» (16 млн рублей по направлению «растениеводство»), АПК «Продовольственная программа» (14 млн рублей), АО «Челны-Хлеб» (29 млн рублей), и Зеленодольский молокоперерабатывающий комбинат (50 млн рублей). Поясним, это не сумма кредита как таковая, а средства, предусмотренные бюджетом программы льготного кредитования, на возмещение банкам части процентной ставки по кредиту.

А вот из 254 млн рублей, «закрепленных» за фермерскими хозяйствами, нетронутыми остались 211,5 млн рублей. Схожая картина наблюдается повсеместно по стране. Так, из 656,7 млн рублей, что остались невостребованными по ПФО, 626 млн числятся за «малышами». В Южном федеральном округе, которому бюджетом государственной программой поддержки сельского хозяйства было предусмотрено выделение самых внушительных средств, неиспользованными остались 438 млн рублей, из которых 396 рублей — это деньги фермеров. В ЦФО, соответственно, 1,171 млрд и 1,125 млрд рублей.

За что боролись

Ответ на резонный вопрос «что происходит?» можно найти в работе главного научного сотрудника Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Василия Узуна, опубликованной недавно вузом. Главные причины, из-за которых малый бизнес остался без краткосрочных кредитов — это ошибки в распределении лимитов субсидий по субъектам РФ, низкий интерес банков к кредитованию малого бизнеса и, главное, бюрократические препятствия. «Например, банки и чиновники установили одинаковые требования по оформлению документов и на кредиты более миллиарда рублей, и на кредиты в 100 тысяч рублей, — отмечено в публикации. — Договор на льготное кредитование содержит 25 страниц. Только список документов к нему занимает четыре страницы. Многие документы имеют срок действия 2—4 недели и устаревают в ожидании решений банков и чиновников»

Это подтверждает и руководитель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ Камияр Байтемиров.

— Ложка хороша к обеду, — говорит глава татарстанского фермерского сообщества. — Самые большие затраты фермеры несут при проведение весенне-полевых работ. Многие мои коллеги начали собирать документы на получение льготных кредитов задолго до посевной кампании, однако вовремя получить эти деньги — даже по уже одобренным заявкам — они так и не смогли.

По словам Байтемирова, процесс оформления льготных займов многоступенчат, а потому и долог — путь от заявки до получения денег занимает в среднем 2,5 месяца. Заявку на кредит местное отделение банка отправляет в головное подразделение; если кредит одобряется и там, заявка направляется в Министерство сельского хозяйства РФ, то, в свою очередь, вносит сведения в реестр заемщиков, после чего начинается обратный путь пакета документов — из МСХ РФ в дополнительный офис банка, то есть по месту оформления заявки.
Требования к документам при этом, подтверждает глава фермерской ассоциации, ничем не отличаются от требований, выдвигаемых МСХ РФ к крупным компаниям и холдингам:

— Вместе с самим кредитным договором объем документационного обеспечения заявки составляет в среднем 80 страниц. Банк и министерство в этом плане не делают разницы между фермером, который обрабатывает 5 га земли, и холдингом с 50 тысячами га.

Масштаб проблемы иллюстрирует и следующая цифра: из 5 тысяч фермерских хозяйств, зарегистрированных в Татарстане, льготный кредит смогли получить лишь 33 (некоторые потенциальные заемщики из-за длительной процедуры согласования документов вынуждены были отказаться от уже одобренных заявок). В качестве альтернативы льготным кредитам фермеры использовали обычные коммерческие кредиты и займы в микрофинансовых организациях.

Надо брать!

Так, может быть, нет худа без добра, и средства, которые не были использованы во время посевной, будут востребованы во время уборочной кампании? Скорее всего, нет. По крайней мере, Байтемиров не в курсе, чтобы кто-то из его коллег по цеху занимался оформлением кредита с расчетом на то, что получит его к осени.

Между тем фактический отказ фермерского сообщества от льготного кредитования может повлечь за собой весьма серьезные последствия. Первое и наиболее очевидное — снижение рентабельности в сельхозпроизводстве. Согласно данным за 2016 год, опубликованным в Национальном докладе о ходе реализации государственной программы развития сельского хозяйства (рассчитана до 2020 г.), рентабельность предприятий АПК, получающих господдержку, в том числе в части кредитования, составила 17,3%, что выше целевого показателя на 4,3 п.п. Без учета субсидий рентабельность составляет 10,2% (против 11,8% в 2015 году). В сегменте малых форм хозяйствования эта разница может быть еще большей: по подсчетам Камияра Байтемирова, если проблемы с льготным кредитованием фермерских хозяйств не будут решены, рентабельность производства в этом секторе снизится на треть.

Вторая проблема, которую может породить нежелание «малышей» кредитоваться под 5% годовых, еще более глобальна: согласно действующему бюджетному законодательству, регионы, не отчитавшиеся вовремя об эффективном использовании федеральных средств, выделенных в рамках госпрограмм поддержки, в будущем теряют право — полностью или частично — рассчитывать на федеральные деньги.

Не стоит забывать и о том, что нынешний год, скорее всего, последний, когда действующая пропорция софинансирования госпрограмм в агропромышленном секторе описывается формулой 90/10, где 90% — средства федерального бюджета, 10% — республиканского. В прошлом году регионам удалось добиться, правда, всего на год, отсрочки вступления в силу постановления правительства РФ, регламентирующего уровень софинансирования исходя из бюджетной обеспеченности субъекта. Если бы документ, как на том настаивал Минфин РФ, вступил в силу с 1 января 2017 года, республика встала бы перед необходимостью серьезно сократить программы развития, поскольку предельный уровень их софинансирования со стороны Москвы составил бы всего 37%.

Отложить вступление в силу новой формулы удалось в том числе и благодаря усилиям президента РТ Рустама Минниханова и главы республиканского Минсельхоза Марата Ахметова, которые вместе с главами других регионов писали письма на имя и главы МСХ РФ Александра Ткачева, и премьера Дмитрия Медведева. Если бы пропорция 37/63 вступила в силу, уже в этом году затраты бюджета РТ на поддержку агропромышленного комплекса составили бы 16 млрд рублей.

Как сообщил «Реальному времени» начальник отдела финансирования Минсельхозпрода РТ Марсель Махмутов, в следующем году этот «праздник жизни» все же закончится. Представитель ведомства дал понять, что пропорция 37/63, скорее всего, в силу не вступит, однако и на прежний уровень софинансирования в 90% рассчитывать тоже не стоит.

Поделить остатки

На этом фоне Минсельхоз РФ уже во второй раз планирует расширить перечень банков, уполномоченных ведомством к выдаче льготных кредитов аграриям. Впервые к «горячей десятке» федеральных банков, входящих в утвержденный ЦБ РФ перечень системно значимых кредитных организаций, Минсельхоз в конце марта добавил 15 региональных банков, включая «Ак Барс» Банк (к настоящему времени он получил 40 заявок на льготное кредитование от малых хозяйств). Хотя уже к тому времени невостребованными остались только деньги в рамках льготного кредитования малых форм хозяйствования — средства вне квоты КФХ были разобраны производителями тогда же, в марте. К примеру, для банка «Зенит» был предусмотрен лимит в 100 млн рублей субсидий, что позволяет предоставить льготные кредиты на сумму порядка 1 млрд рублей (при этом в банке говорят о том, что Минсельхозом РФ предусмотрен некий механизм увеличения указанных сумм, если банк выразит на то желание).

Отметим, еще весной Александр Ткачев говорил о необходимости выделения из бюджета на льготное кредитование дополнительных 14 млрд рублей, однако этого не будет: сейчас на рассмотрении в Госдуме находится законопроект о внесении изменений в бюджет, в рамках которых всего 4,3 млрд рублей могут быть выделены на субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам, а это уже отдельное направление господдержки предприятий АПК.

Расширение перечня банков позволит решить проблему только в том случае, если допуск к процессу получат малые кредитные организации, такое мнение озвучила вчера в штаб-квартире ОНФ вице-президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Ольга Башмачникова:

— Малые банки сейчас отстранены от кредитования малого бизнеса. Для выдачи субсидированных кредитов по новому механизму Минсельхоз России заключает соглашения с уполномоченными банками, которые должны иметь собственный капитал не менее 20 млрд руб. Таких банков в России всего около 50, и большинство из них не имеют опыта работы с АПК, особенно в кредитовании малого сельскохозяйственного бизнеса. В странах с развитым малым бизнесом его кредитованием занимаются как раз малые кооперативные банки и муниципальные сберкассы, — резюмирует эксперт.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно