Место для вашей рекламы

На Кубани боятся малого: почему сельхозкооперация стагнирует

Источник: Эксперт ЮГ

По данным министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края, в 2019-м году в регионе насчитывалось 184 сельхозкооператива (СХК), на ноябрь 2020 года в регионе было зарегистрировано 177 СХК. При этом, несмотря на солидную господдержку, за последующий год их количество снизилось до 166.

В СХК работает 2,3 тыс. человек. В основном, это растениеводы, овощеводы и производители молока. Вклад фермерских кооперативов отдельно в ВРП настолько мал, что даже в региональной статистике не фигурирует отдельной строкой. В целом же, по данным Краснодарстата, доля малого и среднего агробизнеса в ВРП Кубани 2020 году составила 30%, или 150 млрд рублей.

Тем не менее, именно объединение фермеров позволяет чувствовать себя более уверенно в переговорах с торговыми сетями и государственными структурами, отстаивая свои интересы.

Что такое сельскохозяйственные кооперативы

В законе «О сельскохозяйственной кооперации» кооперативом называется организация, созданная товаропроизводителями, ведущими личные подсобные хозяйства гражданами на основе добровольного членства для совместной деятельности, основанной на объединении их имущественных паевых взносов.

СХК делятся на потребительские и производственные. Первые — некоммерческие, а стало быть, прибыль между своими членами распределять не могут. Есть и еще одно ограничение: нанимать сотрудников они могут только из тех, кто является их членами.

У производственных кооперативов свободы гораздо больше. Им разрешается нанимать людей со стороны. Они считаются коммерческими организациями, а значит, могут получать прибыль.

Мировая практика АПК показывает, что сельхозкооперативы могут стать международными производителями продуктов питания. Такими, как например финская Valio, новозеландская Fonterra, немецкая DMK, Dairy Farmers of America в США, нидерландская Friesland Campina.

Зачем фермерам нужно объединятся

Объединенным фермерам проще продвигать продукцию на полки торговых сетей, считает уполномоченный по делам фермеров при губернаторе Краснодарского края Вячеслав Легкодух (один из основателей СХК «Ейский Агросоюз»). Это тот самый рынок сбыта, которого не хватает сегодня малому и среднему бизнесу.

Мелкий производитель не может гарантировать ритмичных поставок, стабильное качество и выполнение требований по сортировке и упаковке. Сотрудничая с ритейлерами, а также с переработчиками, фермеры лучше понимают, что именно нужно выращивать и в каких объемах. Продукцию у них купят по фиксированной цене. Кооператив играет роль площадки, где аккумулируется информация об этих потребностях. Также объединение позволяет фермерам участвовать в электронных торгах на поставку сельхозпродукции в образовательные, лечебные и другие учреждения.

Второй аргумент касается господдержки. На Кубани работает программа для молодых кооперативов возрастом до одного года. Максимальный размер гранта — 50 млн рублей. За счет бюджета может быть профинансировано до 90% затрат. Кооперативам, которые работают более года, по этой программе может быть предоставлено до 70 млн рублей на развитие материально-технической базы при условии собственного участия в размере 40%».

Также членам кооператива могут компенсировать до 50% затрат на приобретение техники. Они могут получить кэшбэк до 20% от стоимости продукции, произведенной сельхозкооперативом.

Поддержка для отчетности: что власть делает для «галочки»

Впрочем, опрошенные «Экспертом Юг» участники рынка говорят, что с господдержкой не все так просто.

«Несколько лет назад в Брюховецком районе мы создали СПССК «Крестьяне Кубани», — рассказывает его председатель Семен Ручка. — Планировали, что получив государственную поддержку (рассчитывали на 10 млн рублей), построим холодильники для хранения продукции. Но с грантом мы «пролетели». А сейчас я даже с облегчением вздыхаю: ну, и хорошо. Пришлось бы искать еще десять миллионов».

Фермер отмечает, что власти, выделяя деньги, делают это без консультативной поддержки, предпочитая проекты с быстрой окупаемостью. Фермер отмечает: единственное, что пока удалось сделать, закупить удобрения и средства защиты растений для членов кооператива — действительно, вышло дешевле. Также, по словам Ручки, завлечь фермеров в кооператив сейчас сложно, так как немногие верят в проект — им нужно убедиться в том, что он рабочий.

По словам председателя СССПК «Кубанское поле» Елены Григорьевой, кооперативу потребовалось пять лет, чтобы завоевать доверие пайщиков, закупить необходимое оборудование. Однако сейчас в кооперативе 18 членов из Кореновского, Гулькевичского, Усть-Лабинского и Брюховецкого районов. Их убедила возможность продавать продукцию по высокой добавленной стоимости при относительно небольших затратах.

Сейчас появились и первые варианты экспорта. «В скором времени будем делать предпродажную подготовку орешков для отправки в Китай. Рассортируем, упакуем», — говорит председатель сельхозкооператива.

«Сельхозкооперативы — это инициатива снизу. Фермеры, взаимодействуя, вдруг понимают, что объединившись, они смогут достичь больших результатов. Однако сейчас в крае тренд на создание сельхозкооперативов «сверху», — добавляет г-жа Григорьева. — Но люди перестали доверять государству и вряд ли из этой инициативы что-нибудь хорошее вырастет».

По мнению участников рынка, снижение количества кооперативов связано с несколькими факторами. Во-первых, фермеры не готовы вкладывать в кооперацию деньги — слишком свежа память о колхозах и совхозах. Во-вторых, в крае практически нет грамотных управленцев, которые смогли бы эффективно руководить СХК. В-третьих, нет площадок для обмена опытом на муниципальном уровне.

«В крае есть несколько успешных кооперативов по растениеводству, овощеводству и молоку. Люди не доверяют государству и, что еще хуже, друг другу, — говорит бывший вице-губернатор Краснодарского края, доктор сельскохозяйственных наук, член президентского совета по делам казачества Василий Комлацкий. — На протяжении 30 последних лет в стране создавали комфортные условия для агрохолдингов. И в результате получили мощнейший отток населения из сельской местности и практически уничтожили животноводство в малых формах хозяйствования. Сейчас, например, все поголовье из-за запрета держать свиней в ЛПХ и КФХ после вспышки африканской чумы свиней сосредоточено в крупных агрохолдингах».

«Также кооперативов в Краснодарском крае стало меньше из-за того, что начали банкротиться кредитные сельхозкооперативы, деятельность которых регулировалась Центробанком, — считает председатель кубанской АККОР, член Общественной палаты Краснодарского края Александр Шипулин. — ЦБ РФ ошибочно, на мой взгляд, воспринимал их как микрофинансовые организации и предъявлял к ним чрезмерные требования.

Развитие сельхозкооперации и создание системы поддержки фермеров должно быть в стратегических приоритетах, уверен действительный член Российской академии естественных наук (РАЕН) Игорь Лысых, который ранее несколько лет служил первым секретарем в посольстве России в Дании.

«Сегодня в Дании кооперативы и акционерные компании перерабатывают 96% молока и молочных продуктов, 89% свинины, 66% говядины и 81% продукции птицеводства. При этом по всему миру экспортируется уже две трети всей произведенной в Королевстве сельхозпродукции и продовольствия на общую сумму 25 млрд долларов США», — говорит г-н Лысых.

По мнению г-на Лысых, для России с ее огромными земельными ресурсами актуально создание подобных конкурентоспособных на мировом рынке акционерных компаний и фермерских кооперативов, а вопрос воспитания грамотных управленцев можно решить, если организовать площадки по обмену опытом.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно