Реклама

Как запрет экспорта зерна из России может стать частью «войны санкций»

Источник: Forbes

Российское правительство временно ограничило экспорт зерна, чтобы не допустить роста цен на внутреннем рынке. Однако, как считает старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Иван Зуенко, это решение еще и подчеркивает влияние России на глобальную продовольственную безопасность, которое до сих пор недооценивается в мировой политике.

Мобилизация экспорта

Россия, возможно, производит не слишком широкий ассортимент товаров для современной глобальной экономики, но остается ключевым поставщиком двух жизненно необходимых товаров: энергоресурсов (нефть, газ, а также технологии в сфере гидро- и атомной энергетики) и продовольствия — прежде всего, зерна. Она занимает третье место в мире по производству пшеницы, уступая только странам с самым большим в мире населением — Китаю и Индии. В России населения намного меньше, поэтому значительная часть производимого зерна идет на продажу. И по этому показателю страна с 2016 года — мировой лидер.

Скачок последних лет в значительной степени был связан с падением курса рубля после введения санкций в 2014 году. Как ни парадоксально, новое падение национальной валюты может сделать российскую продукцию еще более привлекательной на мировых рынках. Однако внешнеполитическая ситуация, наоборот, подталкивает Москву к усилению контроля за продажей сельскохозяйственной продукции — прежде всего, зерновых.

С 2020 года весь экспорт зерна из России ведется в соответствии с квотами, которые предоставляются отдельным компаниям. В этом году квоты выданы на 11 млн тонн зерновых, из них 8 млн тонн пшеницы. И это зерно поступит на мировые рынки в полном объеме.

Однако вплоть до сегодняшнего дня у желающих обойти квоты была лазейка. Для поставок в страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) оформление экспортных документов не требовалось. В результате российское зерно могло продаваться через них в третьи страны, что на фоне мирового дефицита продовольствия и разворачивающегося в самой России экономического кризиса из-за новых жестких санкций создавало угрозу нехватки зерна и роста цен. Для того чтобы не допустить этого, правительство с 15 марта ввело временный, до 30 июня, запрет на вывоз из страны зерновых культур: пшеницы, ржи, ячменя, кукурузы и меслина (смесь пшеницы и ржи).

Постановление содержит ряд исключений, оно не касается Белоруссии, ДНР и ЛНР, Абхазии и Южной Осетии, а также различных особых случаев — типа гуманитарных миссий. Кроме того, запрет не распространяется на продукцию, которая будет продаваться по уже выданным лицензиям Минсельхоза. Иначе говоря, экспорт ограничен лишь частично, уже запланированные поставки не пострадают.

Однако под ударом оказались партнеры России по ЕАЭС. В последние годы Казахстан и Киргизия пользовались всеми выгодами отсутствия санкций. Они закупали большие объемы российского продовольствия, причем по внутрироссийским, а не мировым ценам — благо что таможенных границ с Россией у них не было. В свою очередь, большую часть собственного урожая они продавали — прежде всего, в Китай. Этим пользовались и российские экспортеры, которые таким образом обходили установленные квоты.

Постановление ограничивает неконтролируемый переток российского зерна в третьи страны. Но решая одни задачи, связанные со сдерживанием внутренних цен на продовольствие, оно вызывает проблемы в других сферах — связанных с устойчивостью функционирования ЕАЭС. И если Казахстан, являющийся одним из мировых лидеров по производству зерновых, способен прокормить себя сам, то у Киргизии (а также у Армении) могут возникнуть проблемы. И это точно не тот результат, который нужен России. Проблему можно решить, организовав отдельные поставки в страны ЕАЭС продовольствия в объемах, адекватных внутреннему спросу в них.

Зерновой рычаг

Но у решения российского правительства есть и другая сторона. Прикрыв лазейку реэкспорта через ЕАЭС, правительство усилило контроль над распределением зерна внутри страны и за ее пределами. Это особенно важно, учитывая, что сейчас доля России на рынке резко повышается. Очевидно, что из-за «спецоперации»* сельскохозяйственный сезон на Украине сорван. Между тем Россия и Украина имеют схожую структуру производства и географию сбыта продукции. Прежде всего это страны Магриба и Ближнего Востока (Египет, Турция, Алжир, Тунис, Иран, Саудовская Аравия).

Вместе Россия и Украина занимают треть всей мировой торговли зерновыми и более половины глобальных поставок подсолнечного масла. Зависимость отдельных стран Ближнего Востока от поставок продовольствия из России и Украины имеет критический характер. В нынешней ситуации, когда украинские порты на Черном море не смогут функционировать должным образом, весь объем поставок ляжет на Россию. Эти события уже привели к резкому росту цен на зерно.

Украина уже запретила вывоз из страны такой продукции, как мясо, сахар, гречка, просо, а для экспорта пшеницы, кукурузы и подсолнечного масла ввела специальное разрешение правительства. Поэтому уже в этом году традиционные покупатели украинского продовольствия на Ближнем Востоке столкнутся с нехваткой зерновых. А ведь они составляют основу рациона среднего класса и малообеспеченных слоев населения.

При дефиците зерна «хлебные бунты» и революционные ситуации по типу «арабской весны» снова могут стать привычной реальностью. В этом случае под угрозой окажется уже торговля энергоносителями, потому что именно Ближний Восток является крупнейшим производителем нефти и газа, а также регионом, через который проходит значительная часть всей мировой торговли.

И здесь зерновой экспорт включается в контекст войны санкций и контрсанкций, которую ведут сейчас Россия и Запад. Если реализуется сценарий полной торговой блокады России, о котором говорят в США, то не только украинское, но и российское продовольствие перестанет поступать в страны Магриба и Ближнего Востока. Со всеми катастрофическими эффектами для торговли энергоносителями и, как следствие, всей мировой экономики. В том числе и для тех стран, которые пока успешно дифференцируют поставки продовольствия, нефти и газа и не находятся в критической зависимости от России — например, Китая. Не исключено, что Пекин в том числе и поэтом, не спешит присоединяться к антироссийским санкциям.

Возможно, вам это будет интересно