Как ситуация в Поднебесной влияет на сибирский АПК

Как ситуация в Поднебесной влияет на сибирский АПК

Источник: Российская Газета

 В этом году XIII Зимняя зерновая конференция собрала в Белокурихе рекордное число участников - 250 человек. Повышенный интерес к форуму объясняется не только традиционно авторитетным составом экспертов, но и новыми проблемами, которые встали перед аграриями.

Как отметил президент Союза зернопереработчиков Алтая Валерий Гачман, нынешнюю ситуацию на рынке во многом спрогнозировать было нельзя. Например, никто не предвидел эпидемии коронавируса, а она уже мощно влияет на мировую экономику и не может не отразиться на торговле зерном. В России неожиданной оказалась прошлогодняя засуха, а засуха в соседнем Казахстане отразилась на рынке зерна в СФО и особенно в Алтайском крае. Экспорт российской пшеницы уменьшился.

Еще одним фактором из разряда неожиданного стала аномально снежная зима на юге Западной Сибири. Это обязательно отразится на ходе весенне-полевых работ и, в конечном счете, на урожае.

- Мы ожидаем очень серьезных, а, возможно, даже чрезвычайных ситуаций, связанных с первой и второй волнами паводка. Обстановка напоминает зиму 2000-2001 годов, когда в Алтайском крае не смогли засеять около 100 тысяч гектаров, потому что последний снег растаял 15 июля - в лесополосах, особенно тополиных, толщина покрова доходила до восьми-одиннадцати метров. Сейчас даже по озимым, посеянным на территории в 224 тысячи гектаров, рано давать прогнозы - столь мощного снежного покрывала на них не было никогда. И насколько активным будет снеготаяние, никто не знает, - признал региональный министр сельского хозяйства Александр Чеботаев.

Особое внимание министр уделил гречихе, которой на Алтае выращивается как нигде много.

- Надо понимать, что для крестьян это страховая культура, и здесь мало влияет конъюнктура рынка. В 2018 году на Алтае смогли приступить к севу только 20 мая, а гречиха - единственная культура, которую можно сеять даже в июне. Поэтому какие площади уйдут под нее сейчас, мы поймем только в мае-июне, - отметил Александр Чеботаев. - По предварительным оценкам, посевы масличных культур по сравнению с прошлым годом сократятся на шестьдесят тысяч гектаров, в том числе рапса - на 43 тысячи. Крестьян напугала фитосанитарная обстановка с вредителями рапса. Прошлым летом около тридцати тысяч гектаров посевов было запахано - желающих заняться этой высокомаржинальной культурой много, однако далеко не все готовы соблюдать рекомендованные технологии.

Уверен, что крестьяне со временем научатся грамотно работать с рапсом, как ранее с соей и сахарной свеклой, урожай которой в 2019 году достиг 484 центнеров с гектара - это сопоставимо с Краснодарским краем, а ведь вегетационный период на Алтае на месяц короче.

Сократятся посевы под подсолнечник - по прогнозам регионального минсельхоза, на 39 тысяч гектаров. Зато площади под масличным льном увеличатся на 28 тысяч гектаров. Это объясняется и высокой доходностью, и большим интересом к этой культуре в КНР.

Поднебесной вообще уделили внимание практически все эксперты, чего не наблюдалось в прошлые годы.

- "Китайский фактор" сейчас доминирует в мировом агробизнесе. Колебания на мировом рынке продовольствия идут из КНР и вызваны тремя причинами. Во-первых, из-за африканской чумы свиней в Китае резко сократилось производство свинины. Напомню, что в этой стране была сосредоточена половина всего мирового поголовья свиней. В итоге увеличили экспортные поставки свинины другие страны, однако Россия осталась далеко в стороне от этих перемен. Во-вторых, американо-китайское торговое соглашение приведет к тому, что с этого года США теоретически сможет экспортировать в Китай товаров на сумму до пятидесяти миллиардов долларов, хотя в 2017-м было чуть более восемнадцати миллиардов. Возникает вопрос: за счет каких стран? Китайский рынок, каким бы огромным он ни был, не резиновый. Кто-то серьезно пострадает от этой сделки, и очень хотелось бы, чтобы не Россия. Наконец, коронавирус. Вместо ожидаемого экспертами плавного снижения мировых цен на зерно, прежде всего на пшеницу, произошло падение, - отметил гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.

Уже в десятый раз на "зерновом Давосе" была поднята самая больная для сибирских зернопереработчиков тема - логистика и связанные с нею затраты на железнодорожные перевозки. По словам экспертов, "обнуление" тарифа дало только 30-процентное сокращение затрат, а это, по сути, ничего не меняет, потому что тут же повысилась плата за аренду подвижного состава и другие услуги перевозчиков.

- Мощности алтайской зерноперерабатывающей промышленности загружены сейчас менее чем на шестьдесят процентов. Мы готовы перемолоть весь урожай в муку и крупу, выйти на рынки КНР и других стран Юго-Восточной и даже Центральной Азии, куда нас пока не пускают коллеги из Казахстана. Мы знаем, куда и как продавать, каких параметров и в какой упаковке выпускать муку для Таиланда, Индонезии или Южной Кореи, не говоря уже про Китай, на который мы тратим девяносто процентов времени и усилий. Проблема одна - логистика, - заявил Валерий Гачман.

Не менее остро стоит проблема экспорта пшеницы, который необходимо наращивать в соответствии с государственной стратегией. Как, например, сибирякам конкурировать с Казахстаном, где при отсутствии серьезных погодных катаклизмов ежегодно собирают около 22 миллионов тонн зерна? Вырастить сейчас не проблема. Проблема - продать.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно