Фермер закодировал односельчан, чтобы не провалить посевную

Фермер закодировал односельчан, чтобы не провалить посевную

Источник: Российская газета

Какие были сногсшибательные прогнозы на весеннюю посевную: не успеем и не посеем, останемся без зерна и без молока, вирус подкосил сельское хозяйство… Не угадали.

Где-то уже отсеялись, где-то работы еще идут. Хотя трудности есть. И одна из них - дефицит кадров. Если ее не решить, то дальше полевой сезон пойдет уже не так гладко. Корреспонденты "Российской газеты" на майских праздниках побывали на полях, чтобы поговорить с фермерами и специалистами.

Сухой закон

Звонок корреспондента "РГ" застал омского фермера Серея Чередова из деревни Соусканово Тарского района в кабинете нарколога. Он кодировал своих работников от пьянства.

"Другого выхода у меня нет, - рассказал Сергей Никитович. - Не закодируешь, и посевная, и уборочная пойдут насмарку. Трактор новый есть, а посадить на него некого. Мужиков в деревне много, но какой из пьющего работник? Поэтому перед началом полевых работ я собрал всех желающих и привез в Большеречье к наркологу. В Таре доктора нет. Поэтому пришлось ехать в другой район. Кодировка одного сотрудника обходится мне в 3 тысячи рублей, не считая трат на питание и дорогу. Но это окупаемые затраты. Ведь кодировки хватает на целый год".

По словам Чередова, раньше сотрудников приходилось уговаривать на посещение нарколога. Но фермеру активно помогали жены сельчан. А теперь работники уже сами приходят к нему заранее, записываются на "профилактику".

И фермер действует оперативно. Время не ждет. Оптимальные сроки проведения посевной кампании в Омской области - 15-16 дней. Это значит с 15 по 28 мая в регионе должен закончиться посев пшеницы, а до 1 июня - всех остальных сельскохозяйственных культур.

Острая недостаточность

Острая нехватка рабочих рук на селе - проблема для Омской области традиционная. Многие сельчане предпочитают работать на Севере вахтовым методом. В других регионах России - иные причины.

Пандемия закрыла границы. А именно гастарбайтеры в последние годы восполняли недостаток кадровых ресурсов на селе. Без мигрантов не обходилось ни одно хозяйство Среднего Урала, особенно - во время пиковых сезонов.

"Обычно мы в миграционной службе оформляли патенты для приезжих из Таджикистана и Узбекистана. Они хотя и работали сезонно, но среди вахтовиков были профессионалы, которым можно доверить дорогостоящую технику. А оплата труда ниже, чем у земляков. Ждали их и нынче, но, увы, не дождались - сетует бухгалтер хозяйства "Роза" Нина Закирова.

Точную цифру, сколько иностранных рабочих трудилось в сезон на уральских полях, узнать не удалось. Значительная доля этого рынка трудовых ресурсов теневая. Для оценки кадровой дыры эксперты предлагают исходить из расчета, что на селе работало примерно семь процентов приехавших на территорию региона трудовых мигрантов. В Свердловской области за 10 месяцев прошлого года официально - с разрешениями и патентами - зарабатывали на жизнь более 36,8 тысячи иностранных граждан. Если следовать формуле, то в АПК трудилось более 2,5 тысячи из них.

Острую нехватку рабочих рук испытывают большинство регионов. Жителей на селе становиться все меньше. Причем многие из них, самые трудоспособные, предпочитают работать вахтовым методом в городах. Поэтому на рынке труда самая частая вакансия сегодня - это сельскохозяйственный работник, особенно в овощеводстве.

Студенты вместо мигрантов

И в каждом регионе ищут свое решение проблемы сельских кадров.

"Мигранты не приехали, и нам не хватает людей. Кто-то из-за этого не сеет вообще, мы вот уменьшили посевные площади, - сообщил "РГ" фермер из Дубовского района Волгоградской области Бахманер Хамдамов. - Это общая проблема для всей России. Общаюсь со знакомыми из Великого Новгорода, из Оренбурга - там то же самое".

"Ограничения на въезд мигрантов, безусловно, сказались на полевых работах в некоторых хозяйствах. Это подтолкнуло нас резко вооружиться энергонасыщенной техникой, пересмотреть кадровый подход - говорит председатель Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Новосибирской области Алексей Сальников. - Это сгладило проблему".

Воронежское правительство, которое уже получило несколько писем от местных предприятий по поводу нехватки кадров, пытается к решению проблемы подключать центры занятости.

Однако работу из-за противоэпидемических мер теряют, как правило, горожане. Но в их способность стать достойной заменой молдаванам или узбекам ни сами аграрии, ни чиновники не очень-то верят. Тема деликатная. В частном порядке ее раскрывают так: "В нашей деревне люди разучились работать. Узбека стимулирует сдельная оплата, ему нужно отправлять деньги на родину, он до заката не уйдет. А местные хотят работать по часам, с выходными, праздниками и самовольными отлучками".

По словам воронежского вице-губернатора Виктора Логвинова, массовой миграции кадров из города в деревню они не ожидают. "А пока даже студенты профильных специальностей, - отметил он, - будут этим летом работать в селе за счет того, что работодателям из бюджета компенсируют 30 процентов расходов на организацию практики".

По-своему пытаются закрыть "сельские" вакансии и на Тамбовщине. В расчет берется тот факт, что в текущих условиях агропромышленный комплекс становится все более привлекательным сегментом на рынке труда. Сельхозпредприятия в сезон готовы предложить конкурентоспособную заработную плату, предоставить работу не только в поле, но и возможность развития профессиональных навыков квалифицированным специалистам в области IT, инженерам, механизаторам, наладчикам оборудования.

"Резервные кадры предприятий формируются из числа своих сотрудников за счет снижения количества смен, использования подменных рабочих и рабочих, переведенных на удаленную работу. Дополнительно совместно с руководством поселковых советов отрабатывается подбор кадров, находящихся в данный момент без работы", - рассказывают в управлении сельского хозяйства региона.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно