Реклама
Источник:
А где бизнес?

А где бизнес?

Интервью

Александр Чил-Акопов

Александр Чил-Акопов

Генеральный директор ГК «Агробизнес»

Российская молочная отрасль полна парадоксов. Молоко можно назвать товаром первой необходимости. При этом переработчики молока испытывают острый дефицит сырья, поголовье КРС сокращается, госорганы рапортуют о росте производства, производители, напротив, сетуют на то, что инвестиции в молочное животноводство не окупаются. Об этом и многом другом мы поговорили с генеральным директором ГК «Агробизнес» Александром Чил-Акоповым.

Группа компаний «Агробизнес» создана в 2004 г в Добринском районе Липецкой области. В состав ГК входят 2 сельхозпредприятия: «Молокоагро» и «Агробизнес». ГК принадлежит 900 голов крупного рогатого скота молочного направления. Содержание привязное. В среднем на одну корову надой составляет 5800 кг в год.
Александр Чил-Акопов рассказал редакции «АгроВестника» о катастрофическом положении дел в отрасли. Несмотря на рост цен на сырое молоко в среднем по стране, себестоимость растет опережающими темпами. В первую очередь рост коснулся электроэнергии, топлива, а также семян, агрохимии и удобрений – то есть тех товаров, которые имеют валютную составляющую. Кроме того, в хозяйстве используется импортная сельскохозяйственная техника, а цены на ее запчасти выросли в 2 раза.

Если сравнить 2014 и 2016 года, то себестоимость продукции на предприятии выросла на 30%. Поэтому, несмотря на собственную кормозаготовку, рентабельность животноводческой деятельности практически сведена к нулю. Если до 2014 года рентабельность молочного животноводства составляла 15%, то за последние три года, по оценке Александра, ее значение было в пределах от -1 до + 2 процентов.

Александр Чил-Акопов: «Никаких надежд и иллюзий в 2017 году мы не имеем. Выход искать нужно – бесконечно долго содержать убыточное направление предприятие не сможет. Рассматриваются даже самые радикальные варианты – вплоть до закрытия молочного направления на предприятии. Пока смотрим на производство молока исключительно как на социальный проект, обеспечивающий занятостью местное население».

Как рассказал Александр, собственной переработки на предприятии нет. И если задумываться о том, чтобы оставить производство животноводческой продукции, то инвестиции в это направление были бы, наверное, самым логичным выходом из сложившейся ситуации. Для принятия подобного решения нужно оценить риски, главный из которых - как окупить инвестиции в производство молока, если на текущем этапе рентабельность производства равна нулю, и речь стоит о сохранении стада в принципе.

По оценке Александра, несмотря на победные реляции федеральных и региональных министерств и ведомств, отвечающих за сельское хозяйство, инвестиций в молочное животноводство сейчас нет. Есть примеры, когда производители молочной продукции сокращают мощности переработки именно потому, что не хватает сырья. Переизбыток молока есть только в нескольких регионах, в целом же в ближайшие 5 лет падение производства сырого молока в стране продолжится.
Александр Чил-Акопов: «Дефицит сырого молока на перерабатывающих предприятиях присутствует. Причина нехватки сырого молока - низкая рентабельность этой отрасли и достаточно длинные инвестиции. В среднем проходит от 3 лет с момента принятия решений до момента поступления первых денежных средств от реализации молока. Отсюда большое количество фальсификата, присутствующего на рынке».

По оценкам ВЕМА («Восточно-Европейского Молочного Альянса»), чьи данные привел Александр, доходность производителя сырого молока сегодня равна нулю, заработок переработчиков составляет около 5%. Официально сетевые ритейлеры заявляют о наценке в 10 - 15%. Но по факту, с учетом всех маркетинговых акций и бонусов, прибыль ритейлера составляет от 35 до 100%.

Несмотря на такой диспаритет доходности в молочном бизнесе, сети остаются основным каналом сбыта для предприятий. У многих предприятий просто нет возможности заниматься сбытом самостоятельно. Для того, чтобы организовать сбыт, многим предприятиям придется перестраивать сложившиеся на предприятиях структуры, заниматься разработками собственных линий и фирменных стилей и, в конце концов, инвестировать в производство и продвижение, что при текущей стоимости кредитных средств для многих окажется неподъемной задачей.

Есть примеры предприятий, которые, пытаясь решить проблемы со сбытом, пытаются заниматься, например, вендингом или торговлей сырым молоком в бочках в крупных городах. Но для крупного предприятия это решит лишь 10 - 15% сбыта продукции, так что о кардинальном переломе ситуации говорить не приходится. Опыт братьев Чебурашкиных, которые смогли выстроить систему от производства до сбыта конечному потребителю, скорее исключение, чем правило.

Александр твердо уверен, что каждый должен заниматься своим делом, а сегодня любому расширению бизнеса препятствует огромное количество рисков. Александр признается, что всецело выступает за рыночные методы регулирования рынка, но при этом отмечает, что текущей «пикирующей» ситуации на рынке без вмешательства государства не обойтись: «Не может быть такого, чтобы кто-то забирал 90% доходов, а остальные делили между собой 10%. Закон Ирины Яровой «О торговле», призванный ограничить аппетиты сетевиков и сделать распределение доходов от производства и реализации молока более справедливым, на самом деле практически не работает. Запрет ретробонусов не привел к должному результату – вместо одного сбора появились много новых. Молоко - это социально значимый товар, и наценки на него нужно ограничивать как на лекарственные препараты в аптеках. Эти ограничения позволят увеличить доходность переработчиков, а значит и производители сырого молока будут получать больше за свою продукцию. Пока что мы можем говорить о монополизации рынка торговыми сетями, малый бизнес, как альтернативный канал сбыта, практически не развивается».

В свою очередь, государство также вносит свою лепту в тяжелое положение производителей молока, несмотря на декларативное выражение поддержки любым начинаниям в молочном животноводстве. Пока органы власти решают, что делать с сетями и какие эффективные механизмы поддержки производителей молока выработать, перед сельхозпредприятиями стоит жесткий выбор. Чтобы выжить сегодня и производить больше молока, необходимо инвестировать, например, в техническое перевооружение. Автоматизация производства неизбежно приведет к сокращению персонала на производствах, но позволит выжить предприятию.
Очень часто в жизни предприятия сталкиваются с ситуацией, когда местные органы власти пытаются переложить свои социальные проблемы на их плечи. Они не дают сокращать избыточный персонал, имея рычаги административного давления на предприятия. Получается очередной парадокс: с одной стороны, государство говорит о необходимости технического и технологического перевооружения на селе, с другой стороны, не готово брать на себя ответственность за результаты модернизации. В итоге бизнес оказывается под двойным давлением.

Еще одной проблемой, в решении которой государство не предпринимает должных усилий, является вопрос аграрного образования. По результатам опросов, проведенных изданием «АгроВестник», лишь 30% сельскохозяйственных предприятий указали положительную тенденцию повышения качества подготовки специалистов для сельскохозяйственных предприятий аграрными ВУЗами. В итоге многие предприятия просто не идут на инновации, так как не смогут обеспечить себя квалифицированными кадрами.

Поэтому, как считает Александр, государству необходимо принять волевое решение. Решить вопрос регулирования на рынке и изменить систему субсидий, которая позволит решить вопрос инвестиций в отрасль, а значит, и рентабельного производства.

Александр Чил-Акопов: «Субсидий мы получаем не больше рубля на литр молока. Это смешные субсидии. Мы им конечно рады, но погоду они не делают, и лучше будет, если закупочная цена будет достойной безо всяких субсидий. Наша идея состоит в том, чтобы субсидии были не на продукт, а на инвестиции в производство. До 40% затрат идут на модернизацию и техническое перевооружение. С этим предложением мы вышли в Минсельхоз и в профильный комитет Государственной Думы РФ. На открытом заседании Государственной Думы, 21 февраля, я выступал со своими коллегами с докладом о реальном положении дел в отрасли в присутствии заместителя Министра сельского хозяйства и депутатского корпуса. Ждем ответной реакции. Готовы принять участие в новом заседании и надеемся, что к Минсельхозу придет понимание критического положения в отрасли».

Можно сказать, что рынок молока сегодня находится в «режиме ожидания» перед принятием важных решений. А пока на большинстве предприятий убыточное животноводство дотируется не государством, а собственно предприятиями за счет прибыльного растениеводства. Сразу же возникает закономерный вопрос – а где же здесь бизнес? Если ответа на него не появится, то дефицит молока будет расти, а на предприятии все-таки примут решение закрыть убыточное направление бизнеса.

Возможно, вам это будет интересно