Турецкий салат в Черноземье: как помидоры «воюют» с маслом

Турецкий салат в Черноземье: как помидоры «воюют» с маслом

Источник: Абирег

18 апреля прошли переговоры российского и турецкого вице-премьеров Аркадия Дворковича и Мехмета Шимшека по вопросу взаимного снятия торговых ограничений, действующих уже более полутора лет после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком турецкими ВВС. Эти санкции СМИ уже привыкли называть «помидорной войной» – до их введения каждый второй помидор на российских прилавках приезжал из Турции.

Конкретных результатов переговоров пока нет, следующий раунд назначен на май. Турецкая сторона оценила их как продуктивные. Дворкович молчал два дня, а потом сделал в кулуарах Красноярского экономического форума ультимативное заявление: «Без отмены пошлины на российское зерно со стороны Турции никакого снятия ограничений с российской стороны не будет. Для нас вопрос снятия ограничений по зерну носит безусловный характер. Без этого вообще никаких действий с нашей стороны не будет. Без снятия запрета на зерно даже шансов на то, что мы что-то снимем, нет. А вот если снимут на зерно, тогда есть определенный набор действий, по которым мы готовы договариваться», – подытожил вице-премьер. В целом, за 2016 год товарооборот России и Турции снизился на 800 млн долларов – в основном за счет продовольственной группы товаров. Такое снижение эксперты ожидали и в 2017 году, но действительность может печально превзойти ожидания.

Итак, если Турция не примет условия российского «зернового» ультиматума в течение месяца, «помидорная война» может принять затяжной характер. И это серьезно отразится на работе агропромышленного комплекса как России в целом, так и Черноземья в частности. Не уверен, будут ли выигравшие в этой «войне», но проигравших будет большинство.

Если взять упрощенно, то в продолжение торговой войны сильнее всего заинтересована российская овощеводческая отрасль вообще, и тепличная в частности. Запрет на ввоз томатов и огурцов продолжается с 1 января 2016 года. После извинений турецкого президента за сбитый бомбардировщик и последовавшего потепления отношений часть запретов на турецкие овощи и фрукты были сняты, но запрет на ввоз помидоров и огурцов сохранился. Может быть, потихоньку договорились бы и по помидорам, но тут в Анкаре убили российского посла, и нашим стало как-то не до помидоров. Турки, теряющие до полумиллиарда долларов в год на этом запрете, ввели с 15 марта ответные жесткие меры, установив размер ввозной пошлины для России на зерно и кукурузу в 130%, на подсолнечное масло – 36%, при минимальной таможенной стоимости 1,5 тыс. долларов за тонну подсолнечного масла (при текущей рыночной цене – 800 долларов за тонну). Такие же заградительные были введены и на менее значимые экспортные культуры – рис и бобовые, а также шрот подсолнечника.

Потери российских экспортеров в сфере АПК могут составить до 1,5 млрд долларов. Из них 430 млн долларов – это потери на турецком рынке нерафинированного подсолнечного масла. Уточним, что вообще 85% всего российского экспорта (не только в Турцию) подсолнечного масла осуществляется наливом в цистерны, и лишь 15% – это экспорт в бутылках. Закупают наше бутилированное масло в основном страны СНГ, и почти половину – Узбекистан. Но речь не о бутылках и не об узбеках. Оставим также в стороне (все-таки это не совсем черноземный вопрос) глобальную тему экспорта российского зерна в Турцию. Отметим только, что за последние месяцы в России, в основном на ростовских и краснодарских элеваторах, образовались огромные залежи непроданного на экспорт зерна – 22,5 млн тонн, которые, как ожидается, станут «переходящими запасами» следующего сельскохозяйственного года и будут давить на цену зерна. Все это отрицательно скажется на российском АПК вообще.

Масло масляное

Двое из пяти крупнейших экспортеров подсолнечного масла имеют перерабатывающие мощности в Черноземье – это «Юг Руси» (Лискинский и Аннинский маслоэкстракционные заводы в Воронежской области) и «Эфко», имеющий завод в белгородской Алексеевке.

Лидером по экспорту является ростовская группа «Астон», у которой доля в 27% всего рынка «сырого» масла. «Юг Руси» делит второе-третье место с саратовскими «Солнечными продуктами» – по 16%, а «Эфко» в начале года внезапно уменьшило вдвое долю на экспортном рынке с 17% в январе до 9% в феврале. А сама доля Турции в российском экспорте подсолнечного масла накануне введения заградительных пошлин сократилась с 42% до 33%.

Долей в 50% экспорта масла в Турцию владеет ГК «Эфко», основные перерабатывающие активы которого сосредоточены в Черноземье. Пресс-служба компании ситуацию со своим экспортом в Турцию никак не комментирует и журналистские запросы игнорирует. Видимо, пытаются делать хорошую мину при плохой игре. 430 пополам – это не только 215 миллионов долларов потерянной экспортной выручки (за валюту в основном закупается пальмовое масло, а у «Эфко» доля общероссийского импорта «пальмы» достигает 60%), но и около 250-270 тысяч тонн сырого масла, которое надо где-то хранить. Треть всех экспортных поставок «Эфко» до введения заградительных пошлин приходилось на Турцию.

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев в условиях войны хочет быть своим и нашим, и вашим – и помидорникам обещает еще три года не пускать турецкие овощи на российский рынок, и масложировую отрасль пытается успокоить. 21 апреля министр проводил совещание, с докладами по маслу на котором выступили руководители «Юга Руси» и «Эфко». Но, к сожалению, никаких рецептов, кроме как искать новые рынки сбыта и разливать масло по бутылкам, предложено не было. Турецкие рынки зерна и масла мгновенно и уверенно забрала себе Украина, увеличившая за месяц свои поставки в Турцию в 1,6 раз, и ставшая в одночасье крупнейшим экспортером подсолнечного масла в мире. Теперь «Эфко» мечтает о рынке Индии, где у них ноль, и о рынке Китая, который вообще-то к этому нетрадиционному для своей культуры продукту пока относятся с большим недоверием. А еще в «Эфко» собираются поставлять бутилированное масло в Ирак и Сирию, надеясь потеснить на этом рынке именно... Турцию. Хочется спросить: вы географию в школе-то учили? Или вы собираетесь воспользоваться транспортными услугами военно-космических сил России? Такие баллистические ракеты, груженые полуторалитровыми баклажками с маслом «Слобода». Вы думаете, автор преувеличивает? Вот вам ссылка на пресс-релиз компании, которая уже вещает от имени всей Российской Федерации.

Вы переварили этот гениальный текст? Перевожу с эфкинского на русский: Бог создал Россию, чтобы здесь растили подсолнечник для того, чтобы «Эфко» продавало его в Индию назло Украине, но эти крепостные зачем-то выращивают еще что-то кроме подсолнечника. Дайте денег из бюджета.

Кстати, в 2016 году в России собрали подсолнечника на четверть больше, чем в 2015 году – 12 млн тонн (в стратегии развития АПК предусмотрена планка всего в 7,7 млн тонн в год). При этом производственные мощности маслоэкстракционных заводов загружены только на 65%. Вполне естественным «результатом» оказалось почти тридцатипроцентное снижение цены на подсолнечник в 2016 году. Так же имеет смысл напомнить, что он является, пожалуй, самой тяжелой для земли культурой и его научно обоснованная доля в севообороте не может превышать 15%. Господин же Ковалевский из «Эфко» требует, чтобы эту долю увеличили до 25%. Как у румын. В общем, государственный подход, ничего не скажешь. Была бы ваша воля мы так и ели бы одно постное масло с майонезом – без хлеба. И без помидоров.

Но может не стоит валить все с больной головы на турецкую? Ведь экспортные цены российского сырого подсолнечного масла за год уменьшились на 10% в долларовом эквиваленте, а за два года вообще на треть. Ставка на низкомаржинальный продукт с минимальным уровнем добавочной стоимости похоже перестает оправдываться.

Конечно, более спокойно в этой ситуации себя чувствуют те производители, которые не торговали с Турцией. Например, группа «Благо», имеющая крупный МЭЗ в Верхней Хаве Воронежской области, больше экспортирует бутилированное масло – 85-90% (пока «Эфко» это только планирует). Страны-импортеры: Беларусь, Молдова, Прибалтика и Афганистан. Годовой объем экспорта – 96 тыс. тонн или 4,5 млрд рублей. Турции нет и в помине. Неудивительно, что их завод работает на 100% загрузки мощности.

Также на экспорте бутилированного масла специализируется «Бунге СНГ», имеющая, пожалуй, самый современный и крупный маслоэкстракционный завод в Черноземье – в Колодезном в Воронежской области. «Бунге» – общероссийский лидер среди экспортеров бутилированного масла с долей рынка в 15%, «Юг Руси» на третьем месте с 9%, «Эфко» на шестом с 6%, «Благо» на седьмом с 5%-ой долей рынка. Таким образом, несложно подсчитать, что крупнейшие черноземные компании вместе обеспечили 35% российского экспорта бутилированного масла. По сырому маслу у «Юга Руси» с «Эфко» на двоих получается доля в 25% экспорта. Несложно предположить, что «помидорная война», чем бы она ни закончилась, вынудит черноземных производителей масла увеличивать глубину переработки и упаковки продукта. А ведь еще пять лет назад и пальмовое, и растительное масло регулярно возили в цистернах из-под нефти (скандал обсуждался в Госдуме и на Первом канале).

Догоняй, кетчуп!

Если подсолнечное масло в цистернах продукт низкомаржинальный, то российский тепличный помидор (ну, и огурец тоже) – создание, побоюсь этого слова, инновационное, практически – нанотехнология. Если масложировики живут за счет преимуществ нашего переменчивого климата, то тепличники не ждут милостей от природы, а берут их за счет профессионализма, высочайших технологий и, чего уж там, солидной государственной поддержки.

18 ноября 2016 года совет директоров ГК «Русагро» объявил о заморозке на неопределенное время проекта строительства тепличного комплекса в Мичуринском районе Тамбовской области на 108 га с планируемым годовым урожаем 99 тыс. тонн овощей и инвестиционной емкостью 24 млрд рублей. Проект просуществовал чуть более восьми месяцев и только на бумаге. Планировалось занять 20% овощного рынка России. Так умер, не родившись, самый грандиозный сельхозпроект за всю историю Черноземья. Спустя полгода можно только удивляться таланту предвидения основного владельца «Русагро» Вадима Мошковича. Тепличные проекты строятся на 80-90% на кредитные средства, кроме того 20% капитальных затрат компенсирует государство (не авансом, а возвращая часть уже освоенных средств).

Считается, что строительство новых теплиц в России активно развивается последние восемь-десять лет. В начале 2016 года торговая война с Турцией только подстегнула развитие тепличного бизнеса. Если, например, в 2007-2010 гг. в среднем строилось по 50-60 га современных теплиц, то в 2010-2013 гг. годовой объем строительства вырос до 100 га, а в 2015 году модернизировано 50 га теплиц и построено новых на 206 га. Динамика видна невооруженным глазом. Треть всего тепличного строительства в России приходится на Центральный федеральный округ, в котором доминируют Черноземье и Московская область.

Несмотря на рост, отечественные производители смогут обеспечить страну тепличными овощами только к 2020 году, и то при условии инвестиций в размере 500 млрд рублей, что увеличит площади теплиц на 1,3 тыс. га (до 3,5 тыс. га).

В 2015 году федеральный бюджет профинансировал капзатраты на строительство теплиц в размере 945 млн рублей. На 2017 год, по словам гендиректора и совладельца ООО «Теплицы Белогорья» Александра Тарасова, запланировано 3 млрд рублей. Окончательных по выделенным субсидиям данных на 2016 год нет, но тепличники подавали в Минсельхоз заявки по 20 проектам с расчетной суммой дотации 5,7 млрд рублей.

За 2016 год финансировались следующие черноземные тепличные проекты: ООО «Липецк агро» (сметная стоимость проекта – 2,5 млрд рублей, возмещение – 508 млн рублей), ООО «Тепличный комплекс Белогорья» (3,6 млрд рублей и 676 млн рублей) и курское ЗАО «Сейм-агро» (227 млн рублей и 45 млн рублей). Было еще несколько проектов с более скромным размером возмещения. Это все стройки, которые начинались до «торговых войн» с Турцией.

Но еще больше проектов было заявлено после начала «войны». Про «Русагро» мы уже упомянули. Почти такой же грандиозный тепличный проект затеял в конце 2016 года старший сын знаменитого Романа Абрамовича Аркадий – 95 тыс. тонн овощей в год и 100 га защищенного грунта с объемом общих инвестиций в 25 млрд рублей. Первый этап планируется завершить в 2017 году на 25 га с инвестициями в 6 млрд рублей. Полный срок реализации проекта – 2020 год. Окупаемость – восемь лет. О ходе реализации проекта в компании предпочитают не рассказывать, но и от планов не отказываются. В отличие от «Эко-культуры». Один из лидеров тепличного бизнеса России, с головным офисом в Ставрополе, заявлял проект в пригороде Липецка на 85 га за 12 млрд рублей и такой же в Бобровском районе Воронежской области. В сентябре 2016 года в Липецк на торжественную закладку первого камня нового тепличного комплекса приезжал полпред президента в ЦФО Александр Беглов, а уже в апреле 2017 года от бобровского проекта в «Эко-культуре» отказались окончательно.

Судьбу липецкого проекта в компании не определили – заявлений о прекращении строительства не было, но и возобновлять работы после зимы не спешат. Вполне возможно, что ждут, чем закончится очередной виток «помидорной войны». Сразу тремя заявленными, но так и не родившимися проектами в 2016 году отметилась Орловская область. Потенциальные инвесторы были далеки от тепличного бизнеса, и то ли хотели на халяву субсидий получить, то ли участок земли. Самым громким уходом, кроме, конечно, солидного ухода «Русагро», было тепличное фиаско проекта «Зеленая верея» в Лискинском районе Воронежской области. «Инвесторы» за обещание в 11 млрд рублей капвложений получили в 2015 году от районных властей участок в 40 га, но за два года не заплатили даже за аренду участка, да еще и кинули подрядчика-проектировщика. Теперь районная администрация и подрядчик пытаются получить с «Вереи» свои деньги через суд.

В среднем маржинальность тепличного бизнеса в Черноземье оценивается в 30%, а окупаемость в 5-6 лет – такие данные сообщили «Абирегу» в «Липецк агро», старейшем тепличном проекте Черноземья. Тепличный бизнес тянет за собой вверх и смежные отрасли. В ОЭЗ «Липецк» в январе 2017 года запущен «Липецкий завод тепличных конструкций», в который 2,15 млрд рублей инвестировала голландская компания KGP Greenhouse.

Но все грандиозные тепличные планы и проекты могут рухнуть под потоком дешевых турецких помидоров. Кстати, отсутствие турецких томатов и огурцов не создало дефицита на рынке – нишу тут же заполнили иранские огурцы и марокканские томаты. Значительно увеличили поставки овощей из Азербайджана, и – о чудо! – Абхазия ввозит в Россию теперь больше помидоров, чем мандаринов. Но это из серии анекдотов про белорусские креветки. Глава Росельхознанадзора Сергей Данкверт (а этот многоопытный – 13 лет на одном месте – чиновник впустую никогда не говорит) в середине апреля выступил с инициативой частично открыть рынок турецких томатов за счет «контролируемых» хозяйств. Это идет в разрез с защитительными речами министра сельского хозяйства Александра Ткачева, но решение об окончании «помидорной войны», ее завершении или временном перемирии будет приниматься не на их уровне, а выше. Прояснится ли ситуация за месяц? Вряд ли. Лоббистский ресурс масложировой отрасли очень серьезен, на кону огромные экспортные деньги. Ресурс тепличной отрасли гораздо ниже, и ее вполне могут принести в жертву политических интересов России. Ну и объяснят, как водится, заботой о здоровье россиян. А пока производители российских тепличных помидоров могут легко заправлять свою продукцию не доехавшим до Турции растительным маслом – получается самый простой из салатов. Можно еще турецкого лучку добавить – его разрешили.

Но проблемы российского АПК в диспропорциях и неравной конкурентной среде между отраслями. В сущности, вопрос в том, должны ли создаваться «тепличные условия» каким-то «важным», по мнению чиновников, сферам производства в ущерб сферам другим, «менее важным». Менее крупным и т. д. Салат-то требует баланса продуктов.

P. S. Когда материал уже был подготовлен к печати, «Абирег» получил от начальника пресс-службы «Эфко» Александры Япрынцевой ответ на наш журналистский запрос. Госпожа Япрынцева объяснила, что все вопросы, заданные «Абирегом», представляют собой коммерческую тайну компании «Эфко».

Реклама

Возможно, вам это будет интересно