Источник: Влад Беляков
Сельское хозяйство требует перемен

Сельское хозяйство требует перемен

Интервью

Андрей Бурлаков

Андрей Бурлаков

Министр сельского хозяйства Пензенской области

О предварительных результатах уборочной кампании в нашем регионе корреспонденту портала «Пенза-Онлайн» рассказал министр сельского хозяйства Пензенской области Андрей Бурлаков.

Хорошие результаты по зерну — стимул для развития животноводства

— Андрей Вячеславович, сегодня уже можно подвести какие-то итоги сезона или же дать прогноз?

— Сейчас завершается уборка зерновых культур. Начали убирать крупяные культуры. Уже есть понимание, что планка, поставленная в конце прошлого года, — 2,3 млн. тонн зерновых — нами будет достигнута, поскольку мы уже произвели 2 млн. тонн. Начали убирать сахарную свеклу. Вопреки прогнозам, урожай получается неплохой. Были опасения, поскольку задержали сроки посева свеклы, август был очень сухой, в семи районах области даже объявляли режим почвенной засухи. Тем не менее, мы уже более 200 тыс. тонн сахарной свеклы собрали, и понимаем, что 2 млн. тонн к концу уборочной выкопаем.

Начали уборку овощей и картофеля. Ожидания, которые были, оправдываются по всем показателям. Либо мы достигаем намеченных планов, либо превосходим их. Я имею в виду объемные показатели.

— В прошлом году мы уже показали рекорд по зерновым. В этом году соберем еще больше. Столь же высокие результаты показывают другие аграрные регионы России. Как это скажется на закупочных ценах на зерно?

— Да, мы научились получать с 1 га до 100 центнеров. Освоены интенсивные технологии. Причем, такие результаты показывают не единичные поля, а многие хозяйства. Теперь надо осваивать экономику. Одно дело — добиться рекордного урожая и показать количество центнеров с гектара, и совсем другое дело — вписаться в экономику, которую диктует рынок.

Ситуация меняется, поскольку основная часть продукции действительно серьезно снизилась в цене. Такая проблема есть. Мы поставили себе задачу — по завершении уборочных работ разработать комплекс мероприятий, направленных на совершенствование технологических приемов, связанных с экономической составляющей.

— Вы говорите, цены упали серьезно. Давайте сравним их с прошлогодними.

— Пшеница 3 класса в 2016 году продавалась по 9-10 руб. за кг. Сейчас она стоит от 7,3 до 7,5 руб. за кг. 4 класс торговался в прошлом году 7,5-8 руб. за кг, в этом году — 6-6,3. Фуражное зерно вообще опустилось в цене до 4-4,5 руб. за кг. Падение цен произошло ощущаемое. С учетом того, что оно уже было в прошлом году по сравнению с 2015-м, и в связи с тем, что параллельно идет рост цен на технику и комплектующие, реально цена упала еще ниже. Конечно, отчасти это будет компенсировано тем, что зерна собрали больше. Но в то же время это серьезно заставляет задуматься о том, что мы должны сделать, чтобы наши производители оставались в плюсе.

Можно получить 90 центнеров с га, понести большие затраты и не вписаться в экономику. А можно получить 50-60 центнеров с га, не так сильно вкладываясь в интенсивные технологии, и прекрасно вписаться в экономику. Должен быть баланс. Надо просчитывать, насколько инвестиции в технологии себя оправдывают. Вообще, это очень тонкий момент. Скоропалительные решения о резком изменении технологий нельзя принимать по результатам одного года. Но корректировки, безусловно, делать надо. В том числе, по набору культур.

Второй год Россия получает рекордный урожай. Если так пойдет и дальше, мы просто не сможем «переварить» этот объем, заранее не позаботившись о логистике, чтобы быстро переместить зерно на юг, к портам, сохранить его и продать за рубеж. Мы в регионе должны наращивать мощности по хранению, создавать современные элеваторы, что мы, в принципе и делаем. Не только строим новые элеваторы и склады, но и развиваем опыт временного хранения. В Тамале возводится вторая очередь элеватора, в Колышлее строится новый элеватор, в Башмаково и Нижнем Ломове планируется увеличить мощности имеющихся хранилищ.
То же самое касается и овощной группы. Мы продолжаем вводить новые хранилища, чтобы продукция на рынки поставлялась качественно и своевременно.

— Какая часть зерна остается в регионе, а какая — продается за его пределы?

— В прошлом году продали 451 тыс. тонн. Внутри региона потребили 1,2 млн. тонн. Остальное зерно — это переходящий запас и семенной фонд. Перед нами поставлена стратегическая задача — в течение пяти-семи лет создать на территории региона максимум мощностей для внутреннего потребления зерновых культур. Логистически мы находимся далеко от портов и тем более, от международных рынков. С учетом отгрузки и разгрузки экспортировать зерно нам не очень выгодно. Гораздо целесообразнее развивать в Пензенской области переработку пшеницы, а главное — создавать новые животноводческие комплексы, поскольку почти половина собираемого нами зерна — фураж. Причем, наиболее выгодно одновременно заниматься и растениеводством, и животноводством, обеспечивая себя кормами.

Все прекрасно понимают, что затраты на перемещение того же мяса в процентном соотношении к стоимости продукта в итоге будут намного меньше, чем затраты на перемещение зерна. Причем меньше в разы. Закон экономики предельно прост и понятен. Поэтому наша задача — создавать продукцию с большей добавленной стоимостью. Ее проще транспортировать. Перевезти 100 тыс. тонн мяса или полмиллиона тонн зерна — две большие разницы.

Животноводство будем развивать за счет строительства новых птицефабрик, свиноферм. Мы продолжаем проект по выращиванию мяса индейки. В следующем году выйдем на 100 тыс. тонн и рассматриваем планы по расширению до 155 тыс. тонн готовой продукции. Таким образом, удвоим уровень 2016 года. А это дополнительно потребует свыше 200 тыс. тонн зерна. Сейчас в Пензенском районе возводится животноводческий комплекс, рассчитанный на 280 тыс. голов свиней.

Кроме того, мы продолжаем работу над проектом по глубокой переработке пшеницы для получения глюкозы, фруктозы и сиропа. Это мощный проект. Завод также даст нам возможность существенно увеличить потребления зерна внутри региона — где-то еще на 250 тыс. тонн. В идеале через 5-7 лет мы должны добиться того, чтобы все фуражное зерно и пшеница 4 класса оставались и перерабатывались в области. А на экспорт будет идти только 3 класс — как самый дорогой. Если интересно, соотношение собранного зерна в этом году примерно будет выглядеть так: 25% — 3 класс, 25% — 4 класс, 50% — фураж.

Сельское хозяйство требует перемен

— Произойдет ли в следующем году корректировка в пользу отдельных культур?

— Конечно, мы будем корректировать севооборот в пользу культур, которые дают наибольшую маржу. Например, будем увеличивать посевы бобовых. Они наиболее востребованы и рентабельны. Спрос есть, и он растет. Буквально три года назад Пензенская область вообще не выращивала чечевицу и нут. На сегодняшний день у нас 9 тыс. га отдано под чечевицу, 3 тыс. га — под нут. Это культуры, ориентированные именно на экспорт.

Несмотря на невысокую урожайность, цена на них — комфортная. Чечевица торгуется по 20 руб. за кг, нут — по 40-50 руб. за кг. Вновь стала перспективной конопля. Сейчас коноплей в регионе занято 2,5 тыс. га. Готовим семенной фонд и переработку.

— В прошлой части нашей беседы вы говорили об увеличении мощностей под хранение зерна. А в данный момент хватит мощностей, чтобы сохранить 2,3 млн. тонн?

— Локальные проблемы могут возникнуть. Но в любом случае мы не допустим, чтобы зерно где-то лежало под дождем и мокло. И мощностей с учетом складов, частных хранилищ и временных рукавов в регионе на сегодняшний день хватает. Разместим и сохраним все, что уберем.

Следует отметить, что часть зерна уже сейчас продается, а не лежит. Еще 6-7 лет назад Россия физически не могла вывезти из страны более 17-18 млн. тонн, поскольку не позволяли портовые мощности. В прошлом году цифра удвоилась — вывезли 35 млн. тонн. Стоит задача увеличить мощности погрузки портов до 50 млн. тонн.

Кстати, кроме зерна нужно хранить и другие культуры. А значит, развивать мощности. У нас выросло производство масленичных культур. В советское время Пензенская область собирала в пределах 30 тыс. тонн в год. В прошлом году мы вышли на 400 тыс. тонн. Это в десять с лишним раз больше, чем было при СССР. Мы увеличили мощности по переработке фуражного зерна. В 2016 году был реконструирован завод по производству комбикормов в поселке Монтажный.

— Есть поговорка, что количество должно переходить в качество…

— Мы постоянно ищем новые сорта, новые гибриды. Проводим эксперименты. Одни сорта дают прекрасный результат в сухие годы, но не оправдывают надежд в дождливые, другие — наоборот. Поэтому от каких-то сортов мы отказываем. Вообще, чтобы сохранить баланс, нужно всегда быть в поиске и иметь гамму сортов.

Мы, например, второй год подряд подбираем твердые сорта пшеницы, которые можно было бы выращивать на пензенской земле. Твердые сорта — в 1,5 раза дороже, чем мягкие. Это лучший вариант для экспорта. И хотя у нас зона для твердых сортов довольно рискованная, думаю, ищем мы не зря. Уже есть определенные результаты. Конечно, пока мы не вышли на такое качество, чтобы делать макароны. Но уже вышли на параметры, когда зерно покупают для формирования помесных партий — смешивают более качественную пшеницу с менее качественной для производства приемлемой муки средних сортов. Это нормальный технологический процесс.

Вообще, риски в сельском хозяйстве есть всегда. И при поиске гибридов. Но если бы мы, например, не вели поиск подходящих гибридов подсолнечника, мы бы так и не вышли на 16 центнеров с га. Постепенно переходим на высокоолеиновые сорта подсолнечника. То есть, масло, выработанное из такого подсолнечника, по своим показателям близко к оливковому. Соответственно, это дает добавку к стоимости продукта.

3-4 года назад наши производители и понятия не имели, что так вообще бывает. Подсолнечник — он и есть подсолнечник. Семечки как семечки. Масло как масло. Сейчас все больше производителей понимают, что важно не только количество урожая, но и его качество.

Мы ежегодно испытываем более 50 гибридов сахарной свеклы. Смотрим, как они себя ведут. Постоянно что-то меняем. Поскольку совершенствуются не только семена. Каждые три-четыре года гибрид перестает быть устойчивым к болезням и вредителям, поскольку они тоже совершенствуются и приспосабливаются. Если не менять сорта, можно зайти в тупик.

В сахарной свекле сейчас мы достигли 17-17,3% сахаристости. Это хороший показатель для нашей зоны. Хотя солнца этим летом практически не было, а его не заменишь никакими удобрениями. Наши аграрии все больше приходят к убеждению, что нет задачи — вырастить как можно больше зерна или свеклы. Есть задача — получить качественный продукт. Например, урожай свеклы надо оценивать в пересчете на сахар. А если мы ведем речь о фуражном зерне, надо смотреть на содержание в нем белка. Если он будет ниже 10%, его попросту никто не купит. Животноводу, чтобы содержать скотину, не нужна условная тонна пшеницы. Ему нужно определенное количество килограммов белка, чтобы животные, питаясь этим зерном, формировали мышечную массу, набирали вес.

Сельское хозяйство сейчас здорово меняется. Приходит очень много тонких современных технологий. С каждым годом появляется что-то новое, и производитель должен быть постоянно в курсе перемен. А мы стараемся его просвещать…

Реклама

Возможно, вам это будет интересно