Племенная революция

Племенная революция

Источник: DairyNews
Евгения Уваркина

Интервью: Евгения Уваркина

Глава агрохолдинга "ТРИО", председатель Комиссии ОП РФ по развитию сельских территорий и АПК

Евгения Юрьевна - человек очень деятельный и занятой. Эксперт уделила время корреспонденту The DairyNews, чтобы рассказать о новом для России пути племенного молочного животноводства.

DairyNews: Евгения Юрьевна, Вы являетесь участником рабочей группы по разработке Программы развития племенного животноводства в РФ под руководством Союзмолоко. Поделитесь, как проходят заседания?

- На сегодняшний день в рамках рабочих встреч у нас проходит структурированная работа. Мы сначала рассматриваем международный опыт, потом сравниваем его с работой системы в России: подходим системно, анализируем структуру, чтобы понять, что есть неправильного, что необходимо изменить, каковы результаты по динамике, по годам. Это весьма интересная работа. В ней участвуют племенные центры, отечественные производители семени, сельхозпредприятия, представители науки, представители ассоциации Германии, которые имеют опыт и которые дискутируют с нами, основные племенные хозяйства, также принимает активное участие Департамент МСХ. И, конечно, дискуссия у нас горячая, потому что не все члены рабочей группы могут оторваться от сегодняшней системы и не верят, что предлагаемые международные системы возможно применить у нас в России.

Но для своей деятельности мы поставили цель – разработать программу на 20 лет. Наша задача состоит в том, чтобы принципиально изменить подход к системе племенного животноводства в РФ, потому что отечественная система сегодня не имеет интеграции в международную.

DairyNews: А что именно сегодня не устраивает животноводов в отечественном племенном деле?

- В первую очередь существующая система вызывает недоверие у тех, кто построил новые комплексы, имеет хорошие результаты по продуктивности, хорошую организацию менеджмента у себя на производстве, так как они много ездили по странам с развитым животноводством. К сожалению, существующая система, как минимум, необъективная, недостоверная, так как само предприятие вносит информацию по жиру, белку, соматике и т.п. И это нельзя признать правильным, так как племенное хозяйство получает субсидию в зависимости от показателей. И самое страшное даже не то, что по сути происходит спекуляции в цифрах, которые заполняют сами предприятия, но то, что для селекционеров нет достоверных данных, чтобы вести селекционную работу

Все сельхозпредприятия – члены рабочей группы путешествовали по миру, знакомились с международными практиками: в Европе, в Америке, - у них есть представление о том, как должна функционировать система племенного животноводства. В мире практически очень похожая система с небольшой спецификой. Есть независимые лаборатории, которые определяют качественные характеристики и именно эти данные используются в Системе. Сотрудники лаборатории отбирают пробы от каждой буренки, делают анализ молока. Этот анализ присылается и на завод, и на ферму, и в ассоциацию. На ферму, чтобы по этим данным компания, которая занимается на аутсорсинге, составляла правильные рационы, повышая продуктивность, потому что важно знать средний жир, белок по каждой технологической группе, ведь группы находятся на разном физиологическом дне лактации.

Есть группы новотельные, группы раздоя, группы по основному производству, есть ранний и поздний сухостои. Основные технологические группы – 3: новотельный, раздой и основное производство. Мы должны знать информацию по каждой группе: жир, белок, соматика, средняя продуктивность.

Например, продуктивность я веду по доильному залу - у меня есть ферма и оборудование. А жир и белок я вижу только по танку, в среднем, по стаду. И это не позволяет мне более корректно редактировать рацион. Но когда я заполняю данные по жиру и белку от каждой буренки, это позволяет мне потом формировать коров по моим технологическим группам (номер каждой буренки мне известен). На основании этого я могу правильно делать балансировку корма. Это позволяет иметь здоровье и высокую продуктивность. Это первая задача, которую мы можем выполнить.

Вторая задача – подача данных на завод от независимой лаборатории. Лично я больше доверяю этой системе. И такая система функционирует во всем мире.

Также данные независимой лаборатории поставляют в ассоциации по породам, и это позволяет иметь базу для селекционной работы. Структура независимая, лабораторное оборудование сертифицировано по международной системе Икар, все имеют одинаковые стандарты, и возникает достоверная информация. Все животные содержатся в базе данных. Это та система, которая вызывает доверие у каждого фермера, потому что она выстроена так, что сама себя проверяет.

Каждую неделю мы дискутируем, и мне нравится наблюдать за нашим спором. Я вижу, как представители старой системы переживают. Они боятся за свою судьбу. Что будет с ними, если заработает новая система? Будет ли место для них в новой системе? Будут ли они существовать как предприятия в новых рамках?

Мне кажется, это основные вопросы, которые сейчас беспокоят каждого представителя старой системы. Я уверена, что, благодаря такому подходу: когда мы вместе дискутируем, - и старая, и новая системы способны интегрировать лучше. Мы сейчас спорим, но в итоге мы услышим друг друга и придем к такому будущему, которое позволит предприятиям старой системы быть конкурентоспособными не только в РФ, но и реализовать свой международный потенциал.

DairyNews: А какую роль в мировой практике выполняют ассоциации?

- Сначала выбирается президент ассоциации, он может быть выбран только из числа фермеров. Он является самым достойным, это лидер, которому доверяют остальные. В Европе можно выбрать представителя из десятка тысяч ферм. У нас же пока не десятки, наши производства гораздо крупнее.

Он нанимает классную исполнительную команду, которая взаимодействует с институтами, занимается содержанием базы племенных животных и прорабатывает план развития породы голштинской ассоциации. Это сами заводчики, они формируют свои цели: что они хотят в будущем от породы, от генетиков, какие они задачи будут ставить ученым. Функция Минсельхоза в данном случае – контролирующая. Ведомство является держателем базы идентификации животных. Все поголовье есть, и они используют этих животных для ветеринарной безопасности, эту базу в том числе.

Если вдруг где-то случится эпидемия или еще что-то, у нас есть система животных, мы контролируем их. Нумерация позволяет идентифицировать по коду страны, региона, района и персонального номера животного (он состоит из двенадцати символов).

Я знаю ряд субъектов, в которых проводится идентификация. И каждый делает ее по-своему. Это катастрофа. Что мы будем делать завтра, переделывать? Или эта система не будет работать? (т.к. совместить базы данных разных регионов будет невозможно).

DairyNews: Какую роль в рабочей группе по разработке Программы развития племенного животноводства в РФ играет компания КПМГ?

- Союзмолоко обратился к компании КПМГ с целью проработки концепции программы племенного дела в РФ. Компания структурирует весь поток мыслей различных экспертов, образуя здоровое ядро дискуссии. Я рада, что они принимают участие в этой работе.

DairyNews: Как обстоит дело с племенным поголовьем в России на сегодняшний день, на Ваш взгляд?

- С 2006 года наша страна завезла большое поголовье с хорошим генетическим потенциалом. Безусловно, мы слышим разные истории о том, что нам везут самых худших племживотных. В принципе, в этом есть не более 50% правды, потому что другие 50% правды заключаются в том, что мы сами не используем генетический потенциал завезённого поголовья, так как не имеем достойного менеджмента.

Но необходимо объективно оценивать ситуацию: этот процент "не самого лучшего поголовья" в мире, для России является лучшим. На мой взгляд, эти животные сегодня по уровню генетики, в целом, выше средних показателей по стране. Да, есть отдельные регионы - Московская и Ленинградская области, заслуживающие внимания. У них результаты очень высокие, они могут быть конкурентными с некоторыми странами Европы. Но, опять же, наша система функционирует иначе, чем в Европе.

Сегодня предприятие само себе записывает жир и белок. Эти данные никто не сверяет. Кто сейчас проверяет продуктивность? Никто. А система, которая у нас есть: система господдержки содержания маточного поголовья, - сама по себе мотивирует на то, чтобы написать как можно больше жира и белка. У меня же нет требования, по которому я могу подтвердить это высоким показателем. Он в присутствии независимых экспертов сделает контрольную дойку и запишет продуктивность по каждой корове.

Государства в Европе, Америке субсидируют именно поддержание независимой системы. Они покрывают часть затрат на проведение анализов. Они делают это настолько, на мой взгляд, правильно, мотивируя именно систему для того, чтобы она была актуальной и эффективной, а не содержание маточного поголовья с какими-то нелепыми цифрами, которые я сегодня могу нарисовать.

На заседании представитель немецкой ассоциации говорит: "Коллеги, а у нас сегодня в Германии убрали эту дотацию". Фермер понимает, что он, как слепой котенок, если у него нет данных по группам от каждой буренки, в таком случае он не может управлять поголовьем и продуктивностью, и он уже готов сам оплачивать эти анализы без субсидирования со стороны государства.

Наши уважаемые институты говорят, что наши фермеры ничего не понимают в племенной работе. И в Германии фермер ничего не понимает. Он просто делает то, что говорит ассоциация. В противном случае он не будет ее членом. Он будет продавать своих животных дешевле. Фермер - не великий ученый, он просто доверяет этой системе. И осознает, что в ней есть еще и бонусы: он понесет часть расходов, но при этом может продать нетелей дороже, он глубоко верит, что ассоциация улучшает его породу, и в будущем он и его дети будут работать уже с ещё более высоким потенциалом животных, которого должны добиться ассоциация вместе с учеными.

Генетика – это сложный конструктор. Продуктивность сейчас - ключевой фактор, над которым работают селекционеры. К продуктивности подтягивают здоровье, вымя, устойчивость к заболеваниям. А это селекционный отбор - ты выбираешь лучших мамочек, которые при высокой продуктивности не болели маститом, или максимально красивое и правильное вымя. Ежегодно проходит бонитировка животных, это значит, что ежемесячно что-то подтверждается независимой системой, и на основании всех этих данных, еще с привязкой к системе, климату, географии, мы выявляем определенные особенности. В каждой стране есть свой племенной индекс. Так как не каждый лучший бык, который показал себя в Америке, будет лучшим быком в России.

Я, конечно, выражаюсь не языком селекционеров. Это язык для простого обывателя, который поймет, для чего вообще нужна племенная работа.

К сожалению, у нас нет того поколения фермеров, которое думает не только о сегодняшнем дне, но и о своих детях, которым они хотят что-то передать. В Европе в этом плане есть большое преимущество. Они рассуждают так, как думал их дед, отец.

Кроме этого есть ряд краткосрочных финансовых эффектов. Возможность продать животных дороже, потому что есть племенной статус. Более высокая продуктивность, правильный рацион – это, в целом, составляет эффективность на ферме. Они неразрывно взаимозависимы. Но фундаментом является племенное стадо.

Привлекая больше экспертов-международников, я считаю, что мы способны сделать очень достойную программу. Мы, безусловно, может быть, тратим больше времени на горячие дискуссии, но лучше потратить это время сейчас, что позволит нам уменьшить время на внедрение системы, так как многие участники уже будут ее понимать и доверять ей.

DairyNews: Судя по Вашим рассказам, получается, что разрабатываемая Программа станет своего рода революцией в племенном молочном животноводстве в России. А какие именно цели преследует рабочая группа?

- Первая наша цель - уйти от племхозяйства, перейти на племживотное, как во всем мире. Вторая цель – план племенной работы доверить ассоциации. Еще в рамках встречи, которую мы проводили в Общественной Палате, мы обсуждали, что нужно менять, и говорили о том, что хватит рассуждать, надо делать. Этому не мешает закон, этому мешает отсутствие ассоциации. Сегодня племенная работа никому не нужна. Она нужна явному потребителю – заводчику, держателю скота. То есть это в объединенной структуре как раз ассоциация. Мы понимаем, что вторая ключевая задача – передать полномочия по разработке программы племенной работы породы голштинской, симментальской ложится на ассоциацию.

Третья ключевая цель – изменить господдержку в рамках племенной работы, перейти с поддержки маточного поголовья на поддержку содержания системы. В данном случае государство выиграет втройне. Деньги уже есть, нам надо их просто правильно направить, на поддержку исследований молока, приобретение лабораторий. Лаборатории должны быть единой системой. Мы получаем дополнительный объем молока при том же поголовье, потому что программа позволяет работать не только над селекцией, но и над рационом. Сегодня аутсорсинг и масса компаний, которые специализируются на кормлении, при работе со многими хозяйствами "работают на глазок". А так у них появится реальный инструмент показать всю свою эффективность и знания, которыми они обладают.

Четвертая цель – в потенциале мы будем иметь здоровую конкуренцию и конкурентоспособный племенной материал – это нетели и семя, которые мы можем продавать не только в стране, но и за ее пределами, благодаря чему станем полноценными участниками рынка. И кроме этого, сами сельхозпредприятия, которые поверят в эту систему, будут основными потребителями у наших производителей семени, потому что будут доверять системе, которая работает достоверно и эффективно.

DairyNews: Как много времени потребуется для того, чтобы система племенного животноводства в полной мере заработала в России?

- Думаю, результат можно будет увидеть крайне быстро, пример – Чехия. В 95-97 гг. продуктивность у них была на уровне 4-х тысяч. Как только они в корне стали менять систему, то поднялись за 3 года по показателю продуктивности. Это, конечно, еще не селекция – это результат работы системы, когда люди стали осознавать, как грамотно кормить животных. Россия подойдет к этому быстрее, потому что мы ввезли много достойных животных в рамках нацпроектов. Нам просто надо занести показатели в общую базу и начинать с этим работать. Мы можем выйти на племенную работу в рамках 3-5 лет, когда уже станем полноценными участниками международного рынка.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно