Новая волна маркировки потопила фармрынок

Новая волна маркировки потопила фармрынок

Источник: Cоюзфарма по материалам издания Эксперт

- Проблема не решена! Подождите минутку. - Владелец липецкой аптеки "ВитаФарм" Татьяна Морозова сама стоит за прилавком и отвечает на вопросы "Эксперта" по телефону, попутно отпуская лекарства. - Мы в "СоюзФарме" (Ассоциация аптек. - "Эксперт") обмениваемся скриншотами, вот сегодня КИЗ опять не пробиваются и не отправляются в "Честный знак", система пишет: "КИЗ не найден". Нам говорят: отправляйте лекарства обратно производителям, и пусть они там разбираются.

Речь идет о проблемах с продажей лекарств, которые начались этой осенью и уже переросли в скандал. КИЗ - контрольные идентификационные знаки, которыми как раз и маркируются лекарства, а также табак, шубы, автомобильные покрышки, обувь и еще некоторые товары. Но именно ситуация с лекарствами выявила несовершенство системы маркировки. В аптеках ряда российских регионов сейчас невозможно купить интерферон, азитромицин, левофлоксацин, парацетамол и ряд других препаратов - и дело не в отсутствии лекарств, а в сбоях в процессе самой продажи.

Не пометить, а проследить

Чтобы размотать клубок и понять, почему в разгар пандемии россияне столкнулись с тем, что аптеки не в состоянии продать им лекарства, придется вернуться на три года назад. Тогда, в 2017-м, российское правительство решило внедрить систему маркировки товаров под названием "Честный знак". Идея маркировки (чипирования), казалось бы, гениальна и проста: повесить специальную метку на всю "белую" продукцию и сделать так, чтобы проводить через кассу можно было только ее. Тогда торговля контрафактом - ввезенным или произведенным в России - станет в принципе невозможна. Однако уже тогда было понятно, что заодно система маркировки можно серьезно взвинтить цены, создать дефицит на рынках и выдавить из торговли малый бизнес, о чем и предупреждал "Эксперт", разобравшись в ее функционировании (см. "Тайная жизнь молока и покрышек", № 1-3 за 2019 год).

К системе маркировки в России подошли с размахом - аналогов нигде в мире нет. В ряде стран действует маркировка на отдельных рынках, обычно алкогольном и некоторых других, где особо высока доля контрафакта плюс этот контра факт может быть опасным для здоровья покупателей. Но российские власти при поддержке "Ростеха" и ряда бизнесменов задумали не имеющую аналогов всеобъемлющую систему прослеживания.

К 2024 году она должна охватить все группы потребительских товаров: на каждую единицу - покрышку, пару обуви, флакон духов, пачку масла и т. д. - должен быть при производстве нанесен тот самый КИЗ, и дальше вся информация о движении товара будет по этому КИЗу отслеживаться вплоть до момента продажи его конечному покупателю.

Сначала ответственный за маркировку Минпромторг утверждал, что вводится она по инициативе самого бизнеса, но внезапно бизнес стал активно протестовать против введения маркировки.

Не помогли и заверения Минпромторга и оператора системы, Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ), что маркировка будет обходиться бизнесу буквально в копейки, так как одна марка (КИЗ) стоит порядка 50 копеек. Предсказуемо оказалось, что подключение к системе маркировки требует серьезных затрат, и не только денежных.

Так, организации и ИП, которые хотят торговать маркированным товаром, должны перейти с ЕВНД или патента на общую или упрощенную систему налогообложения. Далее, нужно получить усиленную квалифицированную электронную подпись, зарегистрироваться на сайте системы "Честный знак", закупить КИЗ (если вы производитель), сканеры, стать клиентом одного из операторов фискальных данных, сконнектить все с онлайн-кассой - без сканирования КИЗ и ответа системы, что это сканирование в ней отмечено, маркированный товар просто не может быть "пробит", к этому мы еще вернемся.

В Ассоциации аптечных учреждений "СоюзФарма" приводят пример расчетов реальных предпринимателей, сколько нужно потратить, чтобы иметь возможность работать с системой "Маркировка": программа "Крипто про" - 2000 рублей; электронная подпись - 2200 рублей; прошивка кассы - 3000 рублей; компьютер и операционная система Windows - 29 000 рублей; сканер 2D - 6000 рублей (обычный 1D-сканер штрихкодов не поддерживает коды DataMatrix, используемые в марках) плюс работа программиста за 1500 рублей (оборудование и программы должны поддерживать работу с кодами маркировки, все это надо настроить), итого 43 700 рублей на одну кассу (пример для аптеки в Курске). Некоторым аптекам пришлось нанять дополнительного сотрудника, чтобы сканировать КИЗ на поступающих лекарствах. Плюс каждая услуга по передаче данных платная - передача в ОФД, маркировка в системе бухгалтерского и складского учета. Очевидно, что, не будь маркировки, все эти затраты были бы не нужны, то есть их надо учитывать при разговорах с бизнесом. Но Минпромторг и ЦРПТ продолжают настаивать на дешевизне маркировки.

Геймификация в обмен на миллиарды

Как уже писал "Эксперт", обязательная маркировка для всех товаров создала буквально из ничего новый рынок - самих марок (КИЗ, чипов), оборудования для их считывания и т. д. Основные его участники - Гознак, который изготовляет чипы; ИТ-компании, а также оператор единой системы маркировки ЦРПТ, работающий на принципах государственно-частного партнерства и на 50% принадлежащий холдингу USM Holding, на 25% - "Ростеху" и еще на 25% - Александру Галицкому (см. схему). У ЦРПТ есть несколько дочерних предприятий, которые призваны обеспечивать производство и продажу всего необходимого для маркировки. Центром бизнеса в группе компаний ЦРПТ является ООО "Оператор-ЦРПТ": за 2019 год его выручка составила 2,7 млрд рублей, правда, компания пока убыточна. Остальные "дочки" ЦРПТ зарабатывают меньше, но и рынок маркировки только набирает обороты.

В прошлом году на ПМЭФ-2019 Минпромторг и ЦРПТ заключили соглашение о государственно-частном партнерстве на 15 лет для создания системы цифровой маркировки и прослеживания товаров. Предполагается, что инвестиции ЦРПТ в проект маркировки составят около 220 млрд рублей, срок их окупаемости - не менее семи лет. Исходя из этого можно предположить, что и бизнес за этот срок заплатит за маркировку сопоставимую сумму - ведь инвестиции должны окупиться. А потребители, в свою очередь, компенсируют эту сумму бизнесу через цены товаров.

На первом этапе ЦРПТ получил синдицированный кредит от ВЭБа и Газпромбанка на 24 млрд рублей под будущие потоки от ГЧП.

От ЦРПТ, точнее его ключевого актива "Оператор-ЦРПТ", в рамках соглашения ожидалось, что он разработает саму систему маркировки, будет следить за ее функционированием и безопасностью, обеспечит всех производителей и импортеров устройствами для получения цифровых кодов с криптографической защитой для нанесения маркировки. Плюс ЦРПТ сразу сделал упор на "общественный контроль" - запустил мобильное приложение "Честный знак", в котором любой потребитель может ввести КИЗ и "проконтролировать подлинность и заявленное качество продукции". На ПМЭФ-2019 особо отмечалось, что это приложение будет развиваться за счет "геймификации и кешбеков для активных пользователей". Но увлекшись геймификацией и мобильным приложением, операторы системы маркировки, похоже, несколько упустили из виду масштабность задачи.

Молочники пока отбились

Если оставить за скобками мучительную историю с введением ЕГАИС на алкогольном рынке, точкой отсчета маркировки можно считать август 2016 года, когда обязательной стала маркировка меховых изделий. Тем проектом занималась Федеральная налоговая служба, и он прошел, как сочли власти, успешно - если не считать того, что полного обеления рынка шуб не произошло. Собеседник "Эксперта", знакомый с ситуацией, говорит, что нелегальные товары в легальных точках продаж (оборудованных онлайн-кассами) и так не продаются, а контрафакт и фальсификат не обнаруживаются с помощью цифровой маркировки, так как реализуются через нелегальные каналы (стихийные ярмарки, 101-й километр, личные продажи и т. д). Так что меховой рынок обелен, по рассказам самих участников рынка, не более чем на 70%. Однако потом за дело взялись инициативные бизнесмены - можно предположить, что идея тотальной маркировки исходила именно от них, так как Минпромторг особо подчеркивал при заключении соглашения с ЦРПТ, что государство не будет тратить деньги на эту систему.

Следующим рынком, перешедшим на маркировку в 2019 году, стал табак - тут все прошло гладко. В 2020 году подошла очередь молочной продукции, обуви и лекарств, и тут начались проблемы.

Для начала молочный рынок категорически воспротивился маркировке и даже сумел отложить ее внедрение. Так, завод "Карат" предупредил, что в случае обязательной маркировки будет вынужден доукомплектовывать производственные линии, и некоторые линии укомплектовать будет просто технически невозможно, так что предприятие готово перенести производство в Белоруссию. Невозможность маркировать продукцию на производстве подтверждали и другие производители, хотя ЦРПТ настаивал, что ничего невозможного нет. В августе "Партия роста" обратилась к премьер-министру Михаилу Мишустину с просьбой отложить маркировку, так как у большинства предприятий молочной отрасли нет для этого ни технологической, ни финансовой возможности. В частности, внедрение системы "технического зрения", используемой для распознавания кодов маркировки, потребует значительно снизить скорость конвейеров, что приведет к потерям производительности труда до 40%. Представители молочной отрасли подсчитали, что только разовые затраты на внедрение системы маркировки в зависимости от масштаба производства составляют от 6 млн до 300 млн рублей. А дополнительные затраты за пользование услугами ЦРПТ для компании с объемом переработки молока 350 тонн в сутки составят около 50 млн рублей в месяц. Это равно всей прибыли предприятия за аналогичный период. "Будут неимоверные затраты, - сказал "Эксперту" Ильдар Файзуллин, руководитель Уфагормолзавода, принимающего участие в эксперименте по маркировке. - На каждую линию, а у нас семь линий, будет от трех до шести миллионов рублей затрат. Шесть линий на шесть миллионов - 36 миллионов рублей. Представляете, 150 тонн молока, это 150 тысяч упаковок в день, умножьте на 50 копеек, умножьте на 365 дней - грубо, выйдет около 27 миллионов рублей. Это дополнительные затраты, скрытый налог, который ложится на нас. А куда мы их переложим? Опять на плечи наших покупателей".

Да, поначалу маркировка действительно была интересна производителям молока - но не для борьбы с контрафактом, его на молочном рынке исчезающе мало, а как альтернатива обязательным электронным ветеринарным сертификатам и разработанной Россельхознадзором системе "Меркурий". Но "Меркурий" уже запущен, так что в системе маркировки теперь нет смысла. Пока маркировка молочной продукции перенесена лишь на 2021 год.

С марта маркировке также подвергся обувной рынок, и тут тоже были сложности. "Основные проблемы проекта связаны с тем, что оператором маркировки были изначально определены слишком сжатые сроки проработки ее методики и внедрения, - говорит Сергей Манышев, директор по продукту сети "Эконика". - Очевидно, не была учтена специфика отрасли и ее масштаб. Проект внедрялся в спешке, блоками, каждый из которых претерпевал неоднократные изменения. Сам процесс вместе с методическими указаниями менялся практически весь этот период. Появлялись новые вводные, причем в разных отрезках времени, которые оказывали существенное влияние на сам процесс, зачастую его сильно усложняли. Изменения, по сути, шли до самого начала действия постановления. Таможня, например, была подключена к проекту на последнем этапе. Несмотря на то что проект уже реализован, постановление вступило в силу, ряд моментов до сих пор не нашли своего отражения в "Правилах маркировки обувных товаров". Например, на всех встречах с ЦРПТ и Минпромторгом звучало, что образцы не для продажи не подлежат обязательной маркировке. В то же время в правилах это не учтено, и в результате мы не можем в РФ официально завести образцы, которые нам жизненно необходимы для демонстрации их байерам, внешним клиентам, оценки качества. И такие моменты не единичны. Проект был запущен в сыром виде".

По словам Сергея Манышева, базовые затраты - это стоимость сгенерированного системой "Честный знак" кода маркировки (0,6 руб./шт., на одну пару продукции), затраты на его печать и маркировку плюс этикетки с агрегирующим групповым кодом. Помимо этого подписка на систему регистрации штрихкодов GS1 (25 000 рублей подписка на первый год, 15 000 рублей в год на последующий период). Затраты частного характера: закупка сканеров для сканирования и сверки маркированного товара с заказом (процедура проводится до отгрузки товара) плюс затраты на доработку системы, связанные с интеграцией с GS1, ЦРПТ. Увеличился документооборот, у ряда игроков рынка увеличилась цепочка производитель - закупочная компания - покупатель.

Вы сами виноваты

Но самые большие сложности маркировка принесла фармацевтическому рынку, где она стала обязательной с 1 июля. В первые месяцы аптеки могли распродавать немаркированные остатки. Но повышенный спрос на лекарства, особенно те, что применяются при лечении коронавируса, наложился на проблемы со сканированием КИЗ в аптеках. В результате лекарства в наличии есть, но продать их невозможно. К ноябрю сообщения об отсутствии лекарств стали поступать из разных регионов, и все ссылались на перебои с системой маркировки как основную причину проблем. Провизор с многолетним стажем и владелец аптеки из Липецка Татьяна Морозова записала видеообращение, в котором прямо объяснила, что ЦРПТ просто не готов обрабатывать всю поступающую в него информацию и после сбоя 30 сентября аптеки не могут отпускать маркированные лекарства. Импортеры же жалуются, что не могут поставлять импортные препараты - по той же причине.

"С учетом возросшего спроса на ряд медикаментов противовирусного действия и антибиотиков и в связи с увеличением оборота маркированных препаратов мы стали получать обращения от участников рынка о сложностях при работе в системе мониторинга движения лекарств, - ответили "Эксперту" в Минпромторге. - С момента запуска системы маркировки лекарств было зафиксировано два технических сбоя, которые были устранены оператором системы маркировки, ЦРПТ, в течение суток. Мы оцениваем готовность производителей лекарств как крайне высокую, однако до сих пор остаются проблемы, связанные в том числе с недостаточной технической готовностью дистрибуторов и ряда аптечных организаций к работе с маркированными препаратами. На сегодняшний день это частично привело к затовариванию производственных, оптовых и аптечных складов, складов временного хранения лекарств, что может приводить к удлинению сроков поставки препаратов, но какой-то нехватки именно в производстве нет".

Для исправления ситуации ЦРПТ совместно с Минпромторгом и Минздравом выработал комплекс мер, в том числе перевод системы маркировки на "уведомительный" режим (в аптечном и дистрибуторском сегментах), который облегчает взаимодействие участников оборота, упрощает приемку медикаментов и, как следствие, ускоряет процесс перехода препаратов из одного звена товарной цепи в другое. Второго ноября премьер Михаил Мишустин подписал соответствующее постановление.

В самом ЦРПТ признают лишь один сбой в конце сентября и уверяют, что сейчас система работает лучше, чем раньше. Вообще, во всех проблемах, по мнению оператора системы, виноват сам рынок: его участники, а также ИТ-компании, продающие решения для онлайн-касс и маркировки, плохо подготовились. "Несмотря на то, что подготовка к обязательной маркировке шла с начала 2017 года, сроки дважды продлевались, у отрасли было три с половиной года на подготовку, но по сей день в системе не зарегистрировано 13 процентов дистрибуторов и более 15 процентов аптек, хотя работа в системе является лицензионным требованием, - сказали "Эксперту" в пресс-службе ЦРПТ. - Более того, 13 тысяч новых участников зарегистрировались в системе уже после старта обязательной маркировки, то есть в спешке настраивалось ПО, знакомились с правилами работы и методическими рекомендациями. Поэтому, когда маркированные лекарства стали поступать на рынок в больших объемах на фоне возросшего спроса на противовирусные препараты и антибиотики, из-за технических проблем с ПО и недостаточных навыков ряд дистрибуторов и аптек, в том числе региональных, стали сталкиваться со сложностями при работе в системе.

Некорректная интеграция компаний с системой, которая создала излишнюю нагрузку как на инфраструктуру самих компаний, так и на систему маркировки, привела к тому, что 30 сентября в системе случился сбой. Он продлился несколько часов, подавляющее большинство последствий уже устранено, но остались инциденты, которые еще находятся в работе у компаний и оператора системы. Чтобы не допустить дефицита и упростить поставки лекарств, система переведена с разрешительного на уведомительный режим работы. Для этого в системе реализован новый функционал - возможность безакцептной приемки товара получателем (схемы 702 для оборота в России и 703 - для импорта). Получив препараты, участник оборота ставит их себе на баланс, не дожидаясь подтверждения от поставщика (и не зависит от исправления им ошибок, допущенных при поставках). Далее система достраивает цепь движения препаратов - все сведения о лекарствах автоматически подтверждаются самой системой путем проверки кода на упаковке и данных участника, что обеспечивает контроль легальности и безопасности лекарств. Указанные схемы упрощают взаимодействие участников оборота между собой и делают процесс перехода лекарств из одного звена товарной цепи в другое практически мгновенным. Это снизило нагрузку на оптово-розничное звено до полной готовности всей отрасли, упростило отгрузку-приемку лекарств и дает дистрибуторам и аптекам дополнительное время, чтобы настроить свою работу и улучшить качество взаимодействия с системой. За два дня работы схем 702 и 703 уже удалось разобрать треть поставок, с которыми у компаний были сложности".

В ЦРПТ также подчеркивают: несмотря на разовый сбой, который произошел 30 сентября, ЦРПТ была проведена миграция системы на новую инфраструктуру, что привело к двенадцатикратному росту скорости обработки документов. "О том, как система работает сейчас, говорят следующие цифры (по данным на 31 октября): за сутки было обработано 2,08 млн документов дистрибуторов, скорость обработки 91% из них - меньше минуты, оставшиеся документы - от 1 до 10 минут; 100% документов аптек обработано меньше чем за минуту. Таким образом, участники оборота не сталкиваются с задержками при обработке документов системой, поэтому она не может негативно влиять на скорость движения препаратов по товарной цепи и на доступность препаратов для населения", - утверждают в ЦРПТ.

Впрочем, 5 ноября, на момент беседы корреспондента "Эксперта" с представителем липецкой "Вита-Фарм", проблема с маркировкой оставалась, несмотря на уведомительный характер. Дело в том, что, если КИЗ не найден, касса просто не пробьет товар, то есть провизор если и может продать лекарство, то только "вчерную", за наличный расчет. И проблема "зависшего" КИЗа все равно останется.

"Было бы неверно говорить, что дефицит лекарств связан с маркировкой, причина дефицита в мировой пандемии.

Однако все лекарства с 1 июля 2020 года подлежат маркировке, и до сих пор действительно есть ограничения по всему технологическому процессу, от производства до отпуска лекарств, - подтвердила "Эксперту" 5 ноября исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений "СоюзФарма" Мария Литвинова. - Сбои идут по всей цепочке. Аптеки не могут оприходовать полученные лекарства и не могут их продавать. Благо или нет новое постановление об уведомительном характере маркировки - пока никто не скажет, надо разбираться в технологическом процессе. Но ответственности за непередачу данных о маркированном товаре с нас никто не снимал".

Операторы онлайн-касс и поставщики решений аккуратно комментируют ситуацию. "Текущее положение дел в торговле лекарственными препаратами связано с несвоевременным внедрением и тестированием новых бизнес-процессов всеми участниками цепи оборота, - говорит Юлия Русинова, директор по развитию фискального бизнеса компании АТОЛ. - Фармацевтический рынок имеет много специфики. Например, приемка товара по обратному акцепту, когда документы на передачу прав собственности формирует покупатель, а не поставщик товара.

Отсутствие должного тестирования этого бизнес-процесса и показало отсутствие согласованности действий".

Таким образом, очевидно, что маркировка на рынке лекарств как минимум идет негладко. "В настоящее время под маркировку попали 12 товарных групп.

В системе зарегистрировано 270 тысяч компаний. Число эмитированных кодов приблизилось к 20 миллиардам, - перечисляет председатель совета по развитию потребительского рынка ТПП РФ, генеральный директор Московской международной бизнес-ассоциации Александр Борисов. - Под каждую товарную группу в ЦРПТ собрана группа экспертов, чтобы помогать разбираться в проблемах конкретной товарной группы и в их решении. На потребительском рынке тысячи товарных групп, в каждой группе огромное количество ассортиментных матриц. При добавлении новых товарных групп количество производителей и кодов будет расти в геометрической прогрессии. Реализовать это вряд ли возможно. Скорее всего, в ЦРПТ еще не поняли масштаб задачи".

После включения новых групп в систему они будут в течение года-полутора порождать дополнительные проблемы, как это происходит сейчас, добавляет Александр Борисов; ни в одном предыдущем проекте - ни в "Платоне", ни в "Меркурии" - внедрение системы не прошло гладко. На полное налаживание ушло полтора-два года. Более того, в предыдущих проектах нужно было обрабатывать довольно однотипные данные. В маркировке же тысячи разных товаров с разными весом, ценой и другими параметрами. "Даже в профессиональных ассоциациях есть группы интересов, противоречащие друг другу. Разные подходы и разные проблемы у крупных и мелких компаний, у отечественных производителей, иностранных производителей и импортеров. ЦРПТ, когда сталкивается с этим, ориентируется на тех, кто готов и способен понести расходы, - констатирует председатель совета по развитию потребительского рынка ТПП. - Необходимо отсрочить дальнейшее развитие маркировки до 2022 года, пока не начнется подъем экономики. Иначе это гиря на ногах бизнеса, в первую очередь МСП".

Кто не чипирован, тоже пополнит казну

С 2020 года в федеральном бюджете появились строки для новых доходов - это штрафы за производство или продажу товаров и продукции, в отношении которых установлены требования по маркировке, без соответствующей маркировки или с нарушением порядка ее нанесения, а также штрафы за нарушение порядка маркировки продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия. За девять месяцев 2020 года этих штрафов собрали всего на пять миллионов рублей, но процесс только разворачивается. Одна за другой поступают новости об аресте партий обуви без маркировки. "С 1 июля 2020 года нужно маркировать обувь и направлять сведения о маркировке в единую национальную систему цифровой маркировки и прослеживаемости товаров "Честный знак". Товары, сведения о которых не переданы в систему или переданы с нарушением требований, считаются немаркированными, - объясняет Елена Амеличкина, руководитель юридического отдела компании "Перманент K&M". - Немаркированная обувь будет изъята, а затем на основании решения суда или постановления по делу об административном правонарушении будет организовано ее уничтожение. Практика же обжалования штрафов и изъятий немаркированной обуви только начинает формироваться".

Юлия Буракова из юридической фирмы Coleman Legal Services объясняет, что, если имел место сбой, из-за которого данные о маркировке не ушли в систему, представитель бизнеса может предъявить претензию оператору системы маркировки. В качестве доказательств сбоя могут выступать скриншоты, файлы с отчетом об ошибке, формируемые подсистемой, журналы, а также иные документы, файлы, фотографии или видеозаписи, содержащие информацию о причинах и условиях возникновения ошибки.

Но самым главным остается вопрос: если цель маркировки - борьба с черным рынком, то почему за это должны заплатить предприятия, торгующую вбелую, и насколько адекватна эта плата?

Центр бизнеса в группе компаний ЦРПТ - ООО "ОператорЦРПТ": за 2019 год его выручка составила 2,7 млрд рублей. Остальные "дочки" ЦРПТ зарабатывают меньше, но и рынок маркировки только набирает обороты.