Наш ответ Эрдогану: Ирек Богуславский предложил «зажать» зерно

Наш ответ Эрдогану: Ирек Богуславский предложил «зажать» зерно

Источник: Реальное время

Депутат Госдумы и основатель ГК «Нэфис» предложил перекрыть экспорт злаков, но эксперты считают проект нереализуемым

На фоне противоречивой ситуации вокруг введения Турцией ограничений на импорт российской пшеницы, которые официальные власти опровергают, депутат Госдумы РФ Ирек Богуславский инициировал попытку перекрыть экспорт зерна на законодательном уровне. Сегодня на выездном заседании комитета Госдумы РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству в Казани в татарстанском кабмине он представил общие контуры подготовленного им законопроекта, предусматривающего запуск федеральной программы стоимостью $3 млрд по налаживанию внутренней переработки зерновых. Однако эксперты «Реального времени» считают, что остановка экспорта зерна равносильна прекращению внешней торговли нефтью и газом.

Как ослабить «привязку» зерна к мировым ценам

Обсуждение будущей кросс-программы по форсированию переработки зерновых внутри страны проходило за закрытыми дверями выездного заседания Госдумы в Казани. Ее автором выступил известный в стране переработчик масличных культур и промышленник, депутат Госдумы РФ Ирек Богуславский, а модератором дискуссии стал председатель комитета Госдумы РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев. Безусловно, в этом заседании непосредственное участие принимал и президент Татарстана Рустам Минниханов.

К удивлению многих, презентация программы проходила без широкого участия профессионального сообщества сельхозпереработчиков, которые могли бы выразить объективное суждение об эффективности внутренней переработки зерна как альтернативы экспорту. Впрочем, открыто об ограничении экспорта вслух никто не говорил, разве лишь сам господин Богуславский в разговоре с журналистами оговорился, что сверхзадачей программы является цель — перерабатывать весь объем экспортного зерна в России в перспективе 5 лет. По его оценке, это 27—31 млн тонн пшеницы в год. Вероятно, бурные дискуссии среди игроков рынка еще впереди, а пока были показаны лишь первые штрихи к программе, призванной ослабить зависимость экспортеров зерна от колебаний мировых цен.

Богуславский в разговоре с журналистами оговорился, что сверхзадачей программы является цель — перерабатывать весь объем экспортного зерна в России в перспективе 5 лет. Фото prav.tatarstan.ru

«Мы сегодня обсуждали вопросы глубокой переработки сельхозпродукции, поскольку страна должна давать готовую продукцию, новые технологии и современное производство, создавая высокотехнологичные рабочие места, — предельно обтекаемо начал говорить председатель комитета Госдумы РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев после окончания заседания. По его словам, для этого должны появиться соответствующие государственная программа и федеральный закон, а в идеале, чтобы это было синхронизировано.

Чуть позже он уточнил, что речь идет о принятии федерального закона, касающегося создания новой отрасли по глубокой переработке сельхозпродукции. «И должно появиться передовое предприятие, которое мы должны увидеть собственными глазами. Не когда-нибудь далеко, а в ближайшем будущем. Мы работаем над этим законом, наш коллега, ваш земляк Ирек Богуславский стал его инициатором, и эту работу постараемся сделать как можно быстрее», — заключил глава комитета. Президент Татарстана его поддержал. «Политические изменения не должны влиять на состояние нашей страны. Если мы будем самодостаточными, то никакие санкции не доставят нам никаких проблем», — сказал Рустам Минниханов.

Богуславский: экспортируя пшеницу, Россия получает ничтожную долю доходности

Смыл политической риторики конкретнее объяснил автор законодательной инициативы Ирек Богуславский, пытающийся реанимировать давнюю идею переработки зерна внутри страны. «На самом деле, эта точка роста, на которую нужно обратить внимание, потому что у нас в стране опять появился шанс, — говорит он. — Речь идет о переработке экспортного зерна: если мы всю пшеницу будем перерабатывать внутри страны, то получим множество продуктов передела, которыми можно будет пополнять кормовую базу для животноводства и молочного хозяйства. Здесь ничего не надо экспортировать: если есть корма, то вы получите доступное мясо, молоко. И эти переделы будут сопровождаться рабочими местами».

По оценкам Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), объем экспорта зерна в этом году составит 27 млн тонн, а потребление зерновых внутри страны всего составляет порядка 76 млн тонн. Фото tkcgrain.com

По его мнению, экспортируя пшеницу, Россия «получает ничтожную долю доходности», поэтому государству необходимо вкладывать средства в перерабатывающие мощности. Стоимость программы он оценил в $3 млрд. Говоря о сроках принятия программы, Богуславский сообщил, что сама программа уже готова. «Вопрос надо ставить так — когда она будет принята? Вот комитет как раз и будет лоббировать эту историю. Все будет зависеть от усилий депутатского корпуса», — выразил он надежду на скорейшее прохождение в коридорах федеральной власти.

«Это все пустые разговоры! Они оторваны от реальности»

По оценкам Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), объем экспорта зерна в этом году составит 27 млн тонн, а потребление зерновых внутри страны всего составляет порядка 76 млн тонн.

«В течение пяти сезонов мы можем выйти на уровень потребления в 80—85 млн тонн за счет сектора животноводства и некоторого роста потребления за счет предприятий глубокой переработки. Однако стоит отметить, что потенциал роста потребления сокращается. Проекты по животноводству, так оживленно получившие финансирование и в ряде случаев содействие от государства, уже реализованы либо находятся на близких к реализации стадиях. В ближайшие годы помощь (субсидирование) государства в данной сфере лишь сократится, как это уже происходит сейчас. Возможность реализации проектов по глубокой переработке ограничена спросом на конечном рынке. Мукомольный рынок перенасыщен товаром, что создает снисходящие тренд в ценообразовании в последние два сезона. Это сказывается негативно как на ценах на муку, так и зерно», — уверяет эксперт ИКАР Евгений Зайцев.

Если мировой рынок пшеницы растет, то рынок муки — зрелый и никуда не растет, ни в ту, ни в другую сторону, комментирует Андрей Сизов. Фото oblgazeta.ru

— Перерабатывать в барду, крахмал — это старая история, — говорит исполнительный директор аналитической компании «Совэкон» Андрей Сизов. — Про глубокую переработку зерна речь идет последние 10—15 лет. Сколько у нас заводов построено? Нуль! Точнее, 0,5%. Это все пустые разговоры! Они оторваны от реальности. Для этого должны быть мощности, должен быть спрос! Если перерабатывать 27 млн тонн пшеницы, то получим 20 млн тонн муки. И куда вот этот объем девать? Это как в старом анекдоте про слона — съесть-то он съест, но кто ему даст. Кто даст экспортировать такой объем муки? Здесь господствуют две страны — Турция (4 млн тонн) и Казахстан (3 млн тонн). Если мировой рынок пшеницы растет, то рынок муки — зрелый и никуда не растет, ни в ту, ни в другую сторону.

Турция отменит санкции на российское зерно

Эксперты отмечают, что ограничения Турции на ввоз российской пшеницы, вероятнее всего, будут отменены до конца текущего сезона, если не в ближайшее время.
«Это в большей степени создание проблем самой Турцией для своих же мукомолов. Любые ограничения приводят лишь к росту цены конечного товара. Найти подходящие объемы в подходящем качестве, сократив долю участия России, возможно будет лишь с премией в цене. Но по большому счету данные ограничения по зерну со стороны Турции — лишь продолжение «торговой войны» по томатам. Это не рынок, это политика», — заключил эксперт ИКАР Евгений Зайцев, давая понять, что в перспективе актуальность проекта Богуславского может пропасть вовсе.

Реклама

Возможно, вам это будет интересно