Зачем агрохолдингу «Степь» искусственный интеллект

Зачем агрохолдингу «Степь» искусственный интеллект

Источник: Forbes

Уже несколько лет подконтрольный Владимиру Евтушенкову агрохолдинг «Степь» вкладывает сотни миллионов рублей в облачные сервисы, дроны и беспилотные комбайны. Для чего холдинг одним из первых в стране начал цифровую трансформацию и зачем крестьянину искусственный интеллект?


Если верить топ-менеджерам «Степи», цифровизация и искусственный интеллект помогают быстро и качественно решать задачи, которые ставит перед холдингом рынок АПК. Однако не все сельхозпредприятия относятся к этому серьезно.

Цифровизация на уровне 10%

Два оборудованных плугами трактора шли параллельно по полю. Между оставленными позади крайними бороздами не было необработанных промежутков. Трактористы даже не касались руля, сосредоточив все внимание на глубине вспашки. Когда машины дошли до конца поля, они, не останавливаясь, так же параллельно выполнили разворот и пошли бок о бок, оставляя за собой аккуратно вспаханные широкие полосы. Точного курса они придерживались, следуя сигналам GPS. Так осенью 2020 года на ростовских полях группы компаний «Степь», подконтрольной АФК «Система» Владимира Евтушенкова (№41, $3,4 млрд), готовили почву под озимую пшеницу.

С 2017 года «Степь» вложила в сельскохозяйственную цифровизацию около 500 млн рублей. По оценке члена совета директоров компании «ЭкоНиваТехника-Холдинг» Бьерне Дрекслера, «процесс цифровизации в сельскохозяйственной отрасли России сегодня начал динамично развиваться, однако ее уровень пока не превышает 10% [от возможного]».

«Степь», безусловно, один из явных лидеров цифровизации, утверждает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. По его словам, отдельные элементы цифровой трансформации, которые есть у других компаний, в «Степи» «интегрировали, свели в единое целое и создали работающую систему».

«История поля»

«Агрохолдинг «Степь» ежегодно тратит на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) больше 100 млн рублей», — сообщил Forbes генеральный директор группы компаний Андрей Недужко. Один из примеров — создание цифровых карт полей.

В 2017 году «Степь» объявила тендер на разработку таких карт. Его выиграла компания «Геомир», которая специализируется на создании программных продуктов для управления агробизнесом. Ее облачный сервис «История поля» на 60-70% подходил под потребности компании, остальное дорабатывалось непосредственно под нужды «Степи».

Специалисты компании получили содержащие координаты выписки из Росреестра и нанесли их на карту, затем сравнили этот «юридический слой» с реальным. Часто бывает, что аграриям принадлежит то, что не используется: пастбища, залежные земли, земли под объектами капитального строительства и т.д. При помощи беспилотников разработчики «облетели» все земли «Степи», чтобы идентифицировать действительно обрабатываемую пашню, сделали фотосъемку и так называемый ортофотоплан — привязали каждую картинку к конкретным координатам, а затем вычленили земли под пашню. При помощи «Истории поля» удалось обнаружить около 11 000 га земель, которые подходили для засева, но никак не использовались.

Сервис позволяет анализировать юридическую информацию о земельном банке, наблюдать за полями со спутников, причем делать это можно с помощью приложений для Android и iOS.

Выгодный двойник

Есть и другой облачный сервис. Сергей Ткаченко, директор по IT и НИОКР «Степи», вспоминает, что одной из первых в компании внедрили математическую модель, «которую разработала [американская] компания SAS» и тестировала ее у другого сельхозпроизводителя — группы компаний «АгроТерра» (не ответила на запрос Forbes). Директор по работе с промышленным сектором SAS Россия Сергей Романов объясняет, что речь идет о продукте SAS, представляющем собой платформу для математических алгоритмов и проект промышленного внедрения, «чтобы эту математику наложить на бизнес-процессы и заставить приносить прибыль».

«Для «Степи» мы построили так называемого цифрового двойника предприятия на все их площади (578 000 га. — Forbes), — обьясняет Романов. — По сути это оптимальный планировщик ресурсов, начиная от севооборота (смены культур на одном поле. — Forbes), доступности техники, расстояния до полей и так далее. Планировщик позволяет понимать, где у нас дефициты, а где — профициты».

Реклама

Возможно, вам это будет интересно